Меню Рубрики

Различия между метацеркарии описторхоз

Современная медицина фиксирует множество паразитных болезней, возбудители которых проникают в человеческие органы. Одной из причин образования патологий является употребление некачественно приготовленной рыбы.

Вторая причина актуальна, если готовка рыбы не соблюдает правильные технологии. Частыми пациентами с заключением паразитных хворей становятся любители сырой рыбы.

Тяжелым гельминтом среди трематодозов выступает метацеркарий. Расположен он внутри рыбы, крабов, имеет прямое отношение к группе плоских червей. Гельминты данного вида проникают во все внутренности рыбы.

Наиболее опасными являются при проникновении в глаза и головной мозг рыбы. Также черви имеют свойство селиться в аквариумах. Попадают они туда из водоемов, переселяются вместе с улитками. Не редко попадают с кормом в удобное жилище рыб и активно атакуют живые, здоровые организмы.

Метацеркарии описторхиса располагаются в мышечной ткани отряда карповых. Для цекарий (личинок) рыба является промежуточным хозяином. В ней цекарии перерастают в метацеркарий. Паразиты не имеют свойства передаваться от одной к другой рыбе, будучи личинками.

Заразиться гельминтом можно только сформировавшимися взрослыми паразитами. Ученые доказали, что озерный карась, гольян, речной усач, сырть ни при каких обстоятельствах не поддаются заражению.

Черви в большинстве случает располагаются в глазах, поражая при этом:

  • глазные хрусталики;
  • стекловидные тела;
  • внутренняя среда глазных яблок.

Выделяют четыре группы, которые объединяют тринадцать форм поражения глаза и хрусталика. Метацеркарии опасны тем, что устойчиво относятся к окружающей среде. Они не бояться низкой температуры.

Метацеркарии в рыбе

Только замораживая продукт до — 40°C не менее 7 часов личинки пропадают. Если заморозка проходит при — 35°C, цекарии теряют жизнеспособность после 14 часов холода.

Если морозить рыбу при — 28°C, для избавления от паразита требуется не меньше 32 часов. А вот к высоким градусам паразиты проявляют чувствительность быстрее. После процедуры выделения из рыбы они гибнут через 5-10 минут при +55°C.

Развиваясь метацеркарии трематод, имеют особенности:

  • чередуют поколения;
  • меняют хозяев.

Моллюски, рыбы, насекомые выступают промежуточными хозяевами трематод. Еще данный вид гельминтов имеет дополнительного хозяина. Но в 80% случаев он при развитии может обойтись без него.

Поколения чередуются при размножении паразитов не только в сформировавшихся червях, но и в личинках. Личинки дают жизнь другому поколению цекарий, которые в результате перерастают во взрослую форму.

Метацеркарии отличаются от других гельминтов своего класса маленькими размерами. Тело гельминта оснащено двумя присосками:

Черви атакуют слизистые оболочки своего хозяина, высасывая полезные вещества, тем самым поддерживая свою жизнедеятельность. Ротовая присоска является началом пищеварительного тракта. Задний конец тельца имеет канал для выделения переработанной пищи.

Попадая в жабры рыбы, черви не размножаются. Обитая в данной среде они не имеют возможности питаться и расти. Находятся в ожидании того момента, когда рыба-хозяин будет съедена. Весь это период микроорганизмы прячутся внутри капсулы, которая образована хрящевой тканью рыбы.

Метарцеркарии имеют свойство выделять токсические вещества, приводящие жаберные лепестки к гибели. Рыбы слабеют, находятся на поверхности воды, потому что испытывают недостаточное количество кислорода.

Рыба попадает в сети рыболовов, или же становится жертвой птиц, собак, котов. После поедания больной рыбы гельминты атакуют организм окончательного хозяина, что часто приводит к развитию патологии с названием клонорхис метацеркария.

Паразиты негативно воздействуют на рыбу-хозяина. Она становится беспокойной, поражается бактериальными инфекциями, что приводит к процессу плавниковой гнили. По статистическим данным смертность декоративных рыб, пораженных метарцеркариями, составляет 50% и больше.

Метарцеркарии живут внутри позвоночных, прикрепившись крепко присосками, имея кишечники. Питаются микроорганизмы тканями своего хозяина или же содержимым его кишечника. Если черви попадают в жабры рыбы, они не питаются вообще. Их функцией является заражение рыбы инфекцией для уничтожения ее окончательным хозяином.

Внутри живой рыбы метацеркарии описторхоза находится длительный период времени. Средне их жизнеспособность составляет от 5 до 8 лет. Проникая в организм окончательного хозяина, паразитам свойственно полное созревание, при котором червь становится длиной от 0,2 до 1,3 сантиметра, шириной до 0,4 сантиметров.

Если хозяином выступает человек, черви обитают в его желчном пузыре, протоках поджелудочной железы, желчных ходах печени. Полностью сформировавшись, метацеркарии откладывают яйца, которые в окружающую среду попадают вместе с выделенными фекалиями.

Далее развитие паразита происходит поэтапно, проникая в промежуточного хозяина моллюску. После попадая в карповую рыбу, дополнительного хозяина гельминтов. Зрелый паразит имеет овальную или круглую цисту, внутри которой сохраняется личинка.

При несвоевременном выявлении метацеркарий, и неправильном избавления от него в организме окончательного хозяина провоцируется ряд заболеваний. Он не исчезает из организма без вмешательства терапии до 10-20 лет.

источник

Рассмотрены распространение, патогенез, клиническая картина описторхоза, формы заболевания, методы лабораторной диагностики и подходы к лечению пациентов, а также применяемые препараты и меры по контролю эффективности терапии.

Propagation, pathogenesis, clinical picture of opistorchosis, are examined, as well as forms of disease, methods of laboratory diagnostics and approaches to the treatment of patients, and also applied preparations and the measures to control the therapy efficiency.

Описторхоз — внекишечный природно-очаговый биогельминтоз, вызываемый трематодами из семейства Opisthorchidae, характеризующийся полиморфизмом клинических проявлений, обусловленных паразитированием этих гельминтов в желчных протоках печени и протоках поджелудочной железы и длительным течением.

Возбудитель описторхоза был открыт и описан S. Rivolta в 1884 г. у кошек и назван Opisthorchis (Distomum) felineus. В 1891 г. профессор Томского университета К. Н. Виноградов при вскрытии трупа человека обнаружил подобного же гельминта, подробно описал его и назвал Distomum sibiricum (сибирская двуустка) [4]. В 1894 г. M. Braun доказал идентичность Distomum felineum Rivolta (1884 г.) и Distomum sibiricum Winogradov (1891 г.) [1, 2].

Описторхоз занимает доминирующее место в краевой инфекционной патологии Западной Сибири, где существует самый напряженный в мире очаг этой инвазии. В низовьях Иртыша и среднего течения Оби пораженность местного населения достигает 70–80% и даже 90% [1].

Очаги описторхоза расположены также в бассейнах рек Днестра, Немана, Волги, Днепра. Имеются данные о наличии очагов с низким уровнем экстенсивности в притоках Енисея, в бассейне Урала, Северной Двины и Бирюсы. За рубежом очаги описторхоза зарегистрированы в Италии, Германии, Франции, Болгарии и других странах [1].

Описторхисы относятся к классу трематод, семейству Opisthorchidae. O. felineus — плоский гельминт ланцетовидной формы, длиной 4–20 мм и шириной 1–4 мм. Яйца описторхисов с уже сформированными личинками выделяются с фекалиями во внешнюю среду, и дальнейшее развитие происходит в пресноводных водоемах, где обитает промежуточный хозяин описторхисов — пресноводные моллюски Codiella inflata и Codiella troscheli. Моллюск с пищей заглатывает яйцо, из которого выходят мирацидии, превращающиеся в спороцисту, редию и хвостатую личинку — церкария. Церкарий покидает тело моллюска, выходит в водоем и в силу хемо- и фототаксиса прикрепляется к телу своего дополнительного хозяина — рыбы семейства карповых. К семейству карповых относится 23 вида рыб (язь, лещ, карп, чебак, елец, линь, красноперка, сазан, пескарь и др.). Проникшие в мышечную и соединительную ткань рыбы церкарии инцистируются и превращаются в метацеркарий. Метацеркарии достигают инвазионной стадии через 6 недель. В организм окончательного хозяина — человека и животных — метацеркарии попадают при употреблении в пищу инвазированной необезвреженной рыбы. Круг дефинитивных хозяев паразита насчитывает 34 вида рыбоядных млекопитающих (кошка, собака, свинья, лисица, волк, корсак, песец, бурый медведь, росомаха, хорь, бобр и др.). В желудке окончательного хозяина происходит переваривание наружной капсулы, а под действием дуоденального сока метацеркарии освобождаются от своей внутренней оболочки и через ампулу дуоденального сосочка мигрируют в общий желчный проток и внутрипеченочные желчные протоки. У 20–40% зараженных лиц описторхисы также обнаруживаются и в протоках поджелудочной железы, куда они проникают по вирсунгову протоку [3]. Проникшие в гепатобилиарную систему и поджелудочную железу метацеркарии через 3–4 нед достигают половой зрелости и начинают продуцировать яйца. Число паразитов у одного человека может быть от единиц до десятков тысяч. Весь цикл развития описторхиса от яйца до половозрелой стадии длится 4–4,5 мес.

В патогенезе описторхоза, как и многих других гельминтозов, прослеживается 2 фазы: ранняя и поздняя. Ранняя фаза, или острый описторхоз, длится от нескольких дней до 4–8 и более недель и связана с проникновением эксцистированных метацеркариев паразита в гепатобилиарную систему и поджелудочную железу. Поздняя фаза или хронический описторхоз продолжается многие годы.

Молодые описторхисы повреждают стенки желчных протоков своими шипиками, а половозрелые — присос­ками, отрывая эпителий желчных протоков, которым они питаются, чем определяется развитие множественных кровоточащих эрозий и бурной регенеративно-гиперпластической реакции эпителия. Это эволюционно сформировавшееся качество описторхисов, направленное на создание оптимальных условий для их жизнедеятельности и поддержание вида. В условиях этого процесса чрезвычайно велика возможность мутации, что в сочетании с иммуносупрессорным влиянием описторхисов значительно повышает риск канцерогенеза [4]. Скопление в желчных и панкреатических протоках гельминтов, их яиц, слизи, слущенного эпителия создает препятствие для оттока желчи и секрета, что способствует развитию пролиферативного холангита и каналикулита поджелудочной железы, сопровождающихся различной степенью фиброза этих органов.

Механическое раздражение стенок желчных протоков печени и панкреатических протоков приводит к развитию патологических висцеро-висцеральных рефлексов, ведущих к нарушению моторной и секреторной функции органов желудочно-кишечного тракта.

Альтеративные изменения в органах локализации и других органах обусловлены и влиянием продуктов метаболизма описторхисов, которые преодолевают эпителиальный барьер и поступают в кровеносное русло, оказывая токсическое воздействие на организм человека.

Пролиферативные процессы в желчных протоках, а также сами гельминты, слизь, слущенный эпителий, создают условия для развития желчной гипертензии, способствуют формированию дискинезии желчевыводящих путей, стазу желчи, созданию благоприятных условий для развития вторичной инфекции (кишечная палочка, стафилококки, дрожжеподобные грибки и различные микробные ассоциации).

Клиническая картина описторхоза полиморфна и варьирует от бессимптомных форм до тяжелых проявлений, обусловленных развитием гнойного холангита, абсцесса печени и др.

Общепризнанной классификации описторхоза не существует. Выделяют раннюю фазу (острый описторхоз) и позднюю (хронический описторхоз). Острый описторхоз длится от нескольких дней до 4–8 и более недель и связан с проникновением личинок паразита в гепатобилиарную систему и поджелудочную железу. В ранней фазе описторхоза ведущим звеном в патогенезе является развитие аллергических реакций и органных поражений в ответ на воздействие продуктов метаболизма паразита. В патогенезе хронической стадии описторхоза большую роль играют повторные заражения с обострением воспалительного процесса, фиброзом билиарных путей, поджелудочной железы, дистрофией паренхимы печени, дискинезией желчевыводящих путей, холестазом. Хронический описторхоз продолжается многие годы.

Инкубационный период равняется в среднем 2–3 нед.

Клинические варианты острого описторхоза разнообразны — от латентных до генерализованных аллергических реакций с множественными поражениями.

В эндемичных по описторхозу очагах у коренных жителей и у длительно проживающих в течение нескольких поколений местных жителей чаще не выявляется клинически выраженная острая фаза болезни, в то время как у вновь прибывших из благополучных по описторхозу местностей острая фаза описторхоза наблюдается почти всегда. Причина этого явления заключается в том, что у аборигенов (иммунное население) формируется иммунологическая толерантность супрессорного типа. Иммунологическая толерантность к описторхозному антигену формируется в связи с поступлением описторхозного антигена в организм на ранних стадиях эмбриогенеза. После рождения уже зрелый организм воспринимает этот антиген как «свое» [5, 6].

Инаппарантная (субклиническая) форма описторхоза выявляется случайно, когда при исследовании периферической крови отмечается большая эозинофилия.

При клинически выраженном остром описторхозе у больных наблюдается лихорадка — от субфебрильной до фебрильной длительностью от 3–4 дней до нескольких недель, интоксикационный синдром, умеренные артралгии и миалгии, экзантема различного характера, гепатобилиарный синдром: боли в правом подреберье (тупые, ноющие, давящие, жгучие), желтуха — от субиктеричности до интенсивной, кожный зуд, гепатомегалия, у части больных выявляются положительные пузырные симптомы. Характерны симптомы диспепсического характера (тошнота, рвота, изжога). Более чем у 80% больных выявляется цитолитический синдром с повышением активности аминотрансфераз (аланинаминотрансферазы (АЛТ) и аспартатаминотрансферазы (АСТ)) в 2–7 раз по сравнению с нормой, часто холестаз (повышение уровня гамма-глутамилтранспептидазы (ГГТП) и щелочной фосфатазы (ЩФ)), развивается мезенхимально-воспалительный печеночный синдром [7]. Одним из проявлений острого описторхоза может быть бронхолегочный синдром: катаральные проявления со стороны верхних дыхательных путей (гиперемия зева, зернистость задней стенки глотки, насморк), астматоидный бронхит, эозинофильные инфильтраты в легких и экссудативные плевриты [8]. Реже наблюдается гастроэнтероколитический синдром, характеризующийся субфебрильной лихорадкой, умеренно выраженный интоксикацией и преобладанием симптомов поражения желудочно-кишечного тракта (боли в эпигастрии, изжога, тошнота, рвота, частый жидкий стул, иногда с примесью слизи).

Описанные синдромы острой фазы описторхоза не исчерпывают всего разнообразия клиники этого гельминтоза, и при любом варианте общие и локальные симптомы тесно переплетаются, что обусловливает полиморфизм клинических проявлений и индивидуальную неповторимость этих сочетаний у каждого больного.

У больных в острую фазу описторхоза могут развиваться и очень тяжелые токсико-аллергическиие проявления, такие как острый эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), синдром Стивена–Джонсона, острый миокардит, отек Квинке, крапивница.

Большое значение для диагностики острого описторхоза имеет исследование периферической крови. У всех больных наблюдается лейкоцитоз до 20–60 × 10 9 л, умеренно повышенная скорость оседания эритроцитов (СОЭ) и эозинофилия — 20–40%, иногда до 90%.

С переходом заболевания в хроническую фазу симптоматика существенно изменяется и характеризуется, прежде всего, устранением лихорадки и нормализацией гематологических показателей.

Латентное течение описторхоза чаще наблюдается у коренного и местного населения в очагах этой инвазии, а также нередко у лиц молодого возраста, инвазированных описторхисами.

Проявления клинически выраженного хронического описторхоза неспеци­фичны, полиморфны и не укладываются в какой-либо один синдром. Холангит при описторхозе является абсолютно обязательным звеном патогенеза. Некоторые исследователи [7, 9] не относят желчный пузырь к числу органов постоянного пребывания описторхисов и считают, что паразиты в желчный пузырь попадают случайно с током желчи. Учитывая функционально-морфологические связи внутрипеченочных желчных протоков и желчного пузыря, сочетанное поражение этих органов у больных описторхозом наблюдается очень часто, и синдромы холангита и холецистита относится к наиболее распространенным (80–87% случаев) [7, 9]. Проявления этих синдромов зависят от длительности и интенсивности инвазии. Так, в первые 3 года после заражения у 86% больных наблюдается гиперкинетический тип дискинезии желчевыводящих путей, у 11% — нормокинетический и у 3% — гипокинетический. Спустя 5–7 лет в 87% случаев выявляется гипокинетический тип дискинезии, в 6% — нормокинетический, в 7% — гиперкинетический [9]. У 50–85% больных отмечается гепатомегалия, у 30–40% — положительные пузырные симптомы [7].

У 13–17% больных хроническим описторхозом наблюдается гепатит, основными проявлениями которого являются боли в правом подреберье, тошнота, рвота, отрыжка, артралгии, нередко — кожный зуд, гепатомегалия, при обострении развивается желтуха различной интенсивности [7–9].

У части больных развивается панкреатит, отличающийся волнообразным течением с частой сменой периодов обострений и ремиссий, и редко наблюдается прогрессирующее течение [10]. Чаще всего панкреатит протекает в виде болевой формы. Редкими формами панкреатита являются хронический псевдоопухолевый панкреатит и описторхозные кисты поджелудочной железы.

У больных описторхозом отмечаются и поражения органов, не являющихся местом постоянной локализации возбудителя. Так, у 45–50% больных описторхозом отмечаются различные формы гастродуоденальной патологии (гастриты, дуодениты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки) [10–11]. Поражение кишечника у больных хроническим описторхозом отмечается довольно часто, и основным его проявлением является кишечная диспепсия. При изучении состава микрофлоры фекалий у них выявляется дисбактериоз, который характеризуется отсутствием или резким снижением количества бифидобактерий, уменьшением количества эшерихий, нередко в сочетании с угнетением их ферментативных свойств, и повышенным содержанием факультативной условно-патогенной микрофлоры (S. epidermidis, S. aureus и др.) [7].

Изменения со стороны сердечно-сосудистой системы проявляются сердцебиениями, болями в области сердца, наклонностью к гипотонии, диффузными дистрофическими изменениями миокарда по данным электрокардиографии (ЭКГ).

Описторхозная инвазия может приводить к нарушению деятельности центральной и вегетативной нервной системы, о чем свидетельствуют частые жалобы больных на повышенную утомляемость, раздражительность, бессонницу, головную боль, головокружение [3, 9]. Наблюдаются признаки лабильности вегетативной нервной системы: потливость (часто локальная — потные руки), слюнотечение, выраженный дермографизм, тремор век, языка, пальцев рук, проявления вазомоторных сосудистых реакций, субфебрильная температура. В ряде случаев неврологическая симптоматика выступает на первый план, и больным ставят диагноз нейроциркуляторной дистонии, вегетативного невроза и т. д.

Аллергический синдром при хроническом описторхозе может проявляться кожным зудом, крапивницей, рецидивирующим отеком Квинке, артралгией, пищевой аллергией, умеренной эозинофилией.

  1. Гельминтоовоскопические методы: микроскопия дуоденального содержимого, копроовоскопия.
  2. Иммунодиагностика: выявление противоописторхозных антител в сыворотке крови в реакции иммуноферментного анализа (ИФА) с описторхозным антигеном. Диагностическая ценность ИФА довольно высока в острую фазу описторхоза — более чем у 90% больных он положительный, и титр антител достаточно высок (1:400–1:800). В случаях хронических форм титры противоописторхозных антител существенно ниже, и реакция может быть отрицательной. Положительная реакция ИФА отмечается лишь у 51,6% больных хроническим описторхозом [7]. Кроме того, до сих пор неизвестно, как долго сохраняются антитела после устранения инвазии, поэтому использовать эту реакцию для диагностики паразитологического выздоровления нельзя.

При назначении лечения больным описторхозом необходимо учитывать фазу болезни, вариант ее течения с учетом всех клинических синдромов, степень тяжести и особенности организма (возраст, сопутствующие заболевания и т. д.), возможность супер- и реинвазии.

Лечение описторхоза включает 3 этапа.

1-й этап — подготовительная патогенетическая терапия, направленная на обеспечение должного оттока из желчевыводящих путей и протоков поджелудочной железы; восстановление моторно-кинетической функции желчевыделительной системы; купирование аллергического, интоксикационного синдромов, воспалительных процессов в желчевыводящих путях и желудочно-кишечном тракте.

В качестве противоаллергических средств рекомендуется применение блокаторов Н1-гистаминовых рецепторов, которые назначаются во время курса подготовительной патогенетической терапии, при проведении этиотропной терапии и по показаниям — в период реабилитации.

Читайте также:  Активированный уголь и описторхоз

При наличии воспалительных процессов в желчевыводящих путях показаны коротким курсом (чаще всего 5-дневным) антибиотики широкого спектра действия.

Желчегонная и спазмолитическая терапия должна осуществляться дифференцированно, с учетом типа дискинезии желчевыводящих путей в течение 1–3 месяцев.

Классификация желчегонных препаратов

I. Препараты, стимулирующие желчеобразовательную функцию печени — истинные желчегонные (холеретики):

  1. Препараты, содержащие желчные кислоты.
  2. Синтетические препараты (гидро­кси­метилникотинамид, Оксафенамид, Холонертон, Циквалон).
  3. Комбинированные холерики (Аллохол, Дигестал, Фестал, Холензим).
  4. Препараты растительного происхождения (Галстена, Куренар, Фламин, Фуметерре, Холагогум, Холагол, Холосас, Холафлукс).
  5. Препараты, увеличивающие секрецию желчи за счет ее водного компонента (гидрохолеретики).

II. Препараты, стимулирующие желчевыведение:

  1. Холекинетики, повышающие тонус желчного пузыря и снижающие тонус желчных путей (берберина бисульфат, ксилит, магния сульфат, сорбит, Циквалон, Олиметин, Холагол).
  2. Холеспазмолитики, вызывающие расслабление тонуса желчных путей (атропина сульфат, платифиллин, теофиллин).

Из спазмолитических средств можно использовать традиционные препараты (Но-шпа, дротаверин, Бускопан), но предпочтительнее применение селективных препаратов (мебеверина гидрохлорид (Дюспаталин)), ввиду их преимуществ селективности в отношении желудочно-кишечного тракта, отсутствия побочных эффектов; двойного механизма действия (снижение тонуса и уменьшение сократительной активности гладкой мускулатуры), высокой тропности к сфинктеру Одди.

При явлениях холестаза назначаются препараты урсодезоксихолевой кислоты (Урсофальк, Урсосан), Гептрал.

По показаниям применяются прокинетики (метоклопрамид, домперидон — Мотилиум, Мотилак), ферментные препараты (Мезим форте, Креон, Панкреофлат, Пензитал и др.), пре- и пробиотики, средства эрадикационной терапии

Показано физиотерапевтическое лечение (микроволновая терапия, магнитотерапия, электрофорез с 10% раствором сернокислой магнезии), оказывающее спазмолитическое, десенсибилизирующее, микроциркуляторное действия.

2-й этап лечения описторхоза предусматривает проведение специфической химиотерапии. В настоящее время эффективным средством специфической терапии описторхоза является празиквантел. Фармакокинетика празиквантела и его аналогов связана с повышением проницаемости клеточных мембран паразитов для ионов кальция, сокращением мускулатуры паразитов, переходящим в спастический паралич. Препараты празиквантела назначаются из расчета 50–60 мг на 1 кг массы тела больного в 3 приема с интервалом между приемами 4–6 часов. А. И. Пальцев [6] предлагает щадящую методику применения празиквантела, когда указанная суточная доза делится на двое суток. При щадящей методике применения празиквантеля курсовую дозу делят на 6 приемов в течение 2 сут: 3 приема в первые сутки с интервалом 4 ч и 3 — на вторые сутки. По данным автора, антигельминтная эффективность при этом остается такой же.

Противопоказаниями к приему препаратов празиквантела являются повышенная чувствительность к препарату, цистицеркоз глаз и печени, первый триместр беременности, лактация, детский возраст до 4 лет, печеночная недостаточность.

Необходимо отметить, что наличие описторхоза не является абсолютным показанием к дегельминтизации. Например, ее нужно назначать с осторожностью лицам пожилого и старческого возраста. Назначение антигельминтиков больным с тяжелой сопутствующей патологией (декомпенсированные пороки сердца, тяжелые поражения почек и печени и др.) также должно проводиться с известной осторожностью. Лечение препаратами празиквантела рекомендуется начинать не ранее 3-й недели от начала болезни и при уровне эозинофилии не более 20%.

После приема препарата могут возникать побочные явления: головная боль, головокружение, слабость, нарушение координации, тошнота, усиление или возобновление болей в правом подреберье. В большинстве случаев побочные реакции кратковременны и исчезают в течение суток. В части случаев в первые 2–3 недели после лечения больные отмечают общую слабость, усиление болей в животе и диспептических проявлений, возможно появление эозинофилии, ухудшение показателей функциональных проб печени, высыпания на коже типа крапивницы. Эти симптомы обусловлены в основном дополнительным антигенным воздействием в результате гибели гельминтов.

На 2-й день после приема празиквантела назначают дуоденальное зондирование или слепое зондирование с минеральной водой, сорбитом, ксилитом для эвакуации продуктов жизнедеятельности и распада описторхисов. Для увеличения пассажа желчи можно рекомендовать электростимуляцию правого диафрагмального нерва, импульсное магнитное поле.

3-й этап лечения — реабилитационная патогенетическая терапия, направленная на максимальное выведение продуктов жизнедеятельности и распада паразитов: желчегонная терапия, адекватная типу дискинезии желчевыводящих путей, беззондовое дуоденальное зондирование (тюбажи с ксилитом, сорбитом, сернокислым магнием, минеральной водой) 2–3 раза в течение 1-й недели, далее 1–2 раза в неделю (до 3 мес), сорбенты (Лактофильтрум, Энтеросгель, Полифепан и др.), пре- и пробиотики — для восстановления биоценоза кишечника.

При усилении аллергических реакций, интоксикационного синдрома, связанных с дополнительным антигенным воздействием при гибели гельминтов, требуется назначение десенсибилизирующей (антигистаминные препараты, при необходимости — глюкокортикоиды) и дезинтоксикационной (инфузии растворов, сорбенты) терапии.

Комплекс реабилитационных мероприятий включает также прием гепатопротекторов, отваров желчегонных трав в течение 3–4 месяцев (табл.), по показаниям применяют спазмолитики, антихолестатические препараты и другие патогенетические средства.

Контроль эффективности дегельминтизации проводится через 1, 3 и 6 месяцев после лечения: выполняются гельминтоовоскопические исследования фекалий не менее 3 раз в каждый из указанных сроков и исследование дуоденального содержимого. Необходимо подчеркнуть, что паразитологическое выздоровление далеко не всегда сопровождается клиническим выздоровлением: у лиц, страдавших описторхозом более 5 лет, жалобы и объективные изменения, имевшие место в период хронической фазы, сохраняются [4, 6]. Объясняется это наличием глубоких морфологических изменений в органах, сформировавшихся в хроническую фазу болезни. Вопрос же о тактике лечения резидуальных форм описторхоза остается до сих пор нерешенным.

  1. Беэр С. А. Биология возбудителя описторхоза. М., 2005. 336 с.
  2. Виноградов К. Н. О новом виде двуустки (Distomum sibiricum) в печени человека. Отдельный оттиск // Труды Томского общества естествоиспытателей. Томск, 1881. 15 с.
  3. Яблоков Д. Д. Описторхоз человека. Томск, 1979. 237 с.
  4. Bouvard V., Baan R., Straif K., Grosse Y., Secretan B., El Ghissassi F., Benbrahim-Tallaa L., Guha N., Freeman C., Galichet L., Cogliano V. A review of human carcinogens–Part B: biological agents // Lancet Oncol. 2009; 10: 321–322. WHO International Agency for Research on Cancer Monograph Working Group.
  5. Парфенов С. Б., Озерецковская Н. Н., Золотухин В. А. Сравнительная характеристика клинико-иммунологических показателей разных контингентов больных описторхозом в очаге. Сообщение 2. Коренное население // Мед. паразитология и паразитар. болезни. 1989. № 2. С. 42–45.
  6. Парфенов С. Б., Озерецковская Н. Н., Шуйкина Э. Е. Сравнительная характеристика клинико-иммунологических показателей различных контингентов больных описторхозом в гиперэндемичном очаге. Сообщение 4. Трансплацентарная передача антигенов Opisthorchis felineus // Мед. паразитология и паразитар. болезни. 1991. № 3. С. 42–44.
  7. Кузнецова В. Г. Патогенетические механизмы и особенности клиники последствий перенесенного описторхоза: Автореф. дис. … док. мед. наук. Новосибирск, 2000. 31 с.
  8. Николаева Н. И., Николаева В. П., Гигилева А. В. Описторхоз. Этиология, клиника, диагностика, лечение // Российский паразитологический журнал. 2005. № 5. С. 23–26.
  9. Пальцев А. И. Хронический описторхоз с позиций системного подхода. Клиника, диагностика, патоморфоз, лечение // РМЖ. 2005. № 2. С. 96–101.
  10. Калюжина М. И. Состояние органов пищеварения у больных в резидуальный период хронического описторхоза: Автореф. дис. … докт. мед. наук. Томск, 2000. 53 с
  11. Святенко И. А., Белобородова Э. И. Особенности клинико-эндоскопической картины гастроэзофагеальной рефлюксной болезни при хроническом описторхозе // Сибирский медицинский журнал. 2010. № 1. С. 41–44.

В. Г. Кузнецова, доктор медицинских наук, профессор
Е. И. Краснова 1 , доктор медицинских наук, профессор
Н. Г. Патурина, кандидат медицинских наук

ГБОУ ВПО НГМУ МЗ РФ, Новосибирск

источник

Возбудитель описторхоза (Opisthorchis felineus) — два вида трематод: кошачий сосальщик и сосальщик Виверры.. Гельминт длиной 8— 13 мм и шириной 1,2—2,5 мм. Яйца паразита мелкие (0,011—0,023 мм длиной и 2—3 мкм шириной, бледно-желтого цвета с нежной двухконтурной оболочкой).

Характеризуются хроническим течением с преимущественным поражением печени, желчного пузыря и поджелудочной железы. О других видах глистной инвазии смотрите тут.

В стадии половой зрелости описторхи паразитируют в желчных ходах печени, желчном пузыре и протоках поджелудочной железы человека и животных.

В стадии половой зрелости паразит обитает во внутри- и внепеченочных желчных протоках, желчном пузыре, протоках поджелудочной железы человека и ряда плотоядных млекопитающих (кошки, собаки, лисицы, песец, соболь, норка, ондатра, водяная полевка, степной хорь, свиньи).

Яйца гельминта, выделяющиеся с калом больных описторхозом людей и животных при попадании в воду заглатываются моллюском Bithynia leachi. В моллюсках происходит развитие и размножение личинок гельминта, которые потом снова переходят в воду. Сформировавшиеся личинки проникают в организм карповых рыб (плотвы, карпа, усача, красноперки, язя, ельца, чебака, леща и др.) и паразитируют в их подкожной клетчатке и мышцах. После съедения зараженной рыбы окончательным хозяином личинки гельминта выходят из своих оболочек в двенадцатиперстную кишку и оттуда проникают в желчные пути, печень и поджелудочную железу. В организме человека и домашних животных гельминт может жить несколько десятков (20-40) лет!

Личинки описторхиса погибают при варке рыбы куском через 20 минут, в рыбном фарше — через 10 минут от начала кипячения; при засолке мелкой рыбы — через 4 суток, крупной — через 10 суток, горячее копчение убивает личинки, холодное — нет.

Резервуар и источники возбудителя: окончательными хозяевами описторхов являются кошки, собаки, свиньи, человек, выделяющие яйца возбудителя с фекалиями: первыми промежуточными хозяевами служат пресноводные моллюски, заглатывающие яйца. Из организма моллюсков через 2-10 месяцев выходят церкарии, которые проникают в организм второго промежуточного хозяина — рыб семейства карповых (язь, плотва, сазан, линь, карась и др.), где превращаются в метацеркарии.

Последние, попадая в организм человека или животных, через 10-15 дней дозревают до половозрелой стадии.

Механизм передачи возбудителя: фекально-оральный; путь передачи — пищевой; фактор передачи — сырая, недостаточно термически обработанная, малосольная, вяленая рыба семейства карповых. Метацеркарии описторхисов живут в тканях рыб до 2 лет.

Метацеркарии — зрелые личинки описторхиса, которых люди поедают с недостаточно обработанной рыбой. В основном заражена метацеркариями рыба семейства карповых: язь, лещ, плотва европейская, вобла, линь, красноперка, сазан, густера, подуст, жерех, уклея, овсянка, синец, пескарь, карась, усач.

Основные эпидемиологические признаки: природные очаги описторхоза, вызываемого кошачьим сосальщиком, встречаются в странах Азии и Европы (в России — в бассейнах рек Оби, Иртыша, Камы, Волги и других); описторхоз Виверры распространен в странах Юго-Восточной Азии, главным образом в Таиланде, в некоторых провинциях которого поражено около 80% населения.

В настоящее время в странах СНГ описторхоз распространен преимущественно в местностях, прилегающих к бассейну рек Оби и Иртыша (Западно-Сибирский и Казахстанский очаги), а также в бассейнах Печоры, Камы, Северной Двины, Днепра, Южного Буга, Волги, Дона, Немана и других рек России. В некоторых странах Азии (Таиланд, Индия, Китай, Япония) встречаются другие разновидности описторхоза.

В России описторхоз по распространенности занимает пятое место среди паразитарных болезней и на его долю приходится около 2% выявленных случаев гельминтозов. Наибольший индекс заболеваемости отмечается среди коренного прибрежного населения. Заболеваемость отмечается среди детей в возрасте 1-3 лет, возрастает к 14-15 годам и на этом уровне держится до 50-60 лет. В профессиональном отношении чаще поражаются рыбаки, сплавщики леса, моряки, сельскохозяйственные рабочие.

Основные очаги описторхоза, вызываемого двуусткой кошачьей, находятся на территории России. Паразитологи давно убедились в том, что описторхис приурочен к речным системам, имеет ареал “ленточного типа”. Анализировать распространение описторхоза лучше не в рамках одной России, а на территории бывшего Союза. Получается точнее и убедительнее. Итак, представим себе, что мы продвигаемся с запада на восток в пределах бывшего СССР.

Самые западные — ДНЕСТРОВСКИЙ и НЕМАНСКИЙ — очаги описторхоза, расположены на территории Молдовы, Западной Украины, Литвы и Белоруссии. Они сравнительно небольшие по площади, слабой интенсивности. Пораженность описторхозом людей в них колеблется от долей процента до 10%.

Далее, в бассейнах Днепра и его левых притоков: Десны, Ворсклы, Псула, Сулы, Сейма, на территории Украины и частично России (например, в Брянской области) расположен ДНЕПРОВСКИЙ очаг. Он уже больше по площади и более интенсивен. Пораженность людей в нем тоже сильно колеблется, однако достигает на отдельных территориях (например, в бассейне реки Ворсклы в Сумской области) 20-40%. Еще совсем недавно, где-то до 1970 г., в селе Добрянское Сумской области пораженность населения описторхозом доходила до 60-70%.

Еще восточнее — ВОЛЖСКИЙ очаг, расположенный на территории России в бассейне реки Волги с ее многочисленными притоками. Он обширный, но не очень интенсивный, однако, на отдельных территориях, например, в некоторых районах Татарстана, пораженность населения описторхозом может достигать 20-30%. Долгое время считалось, что описторхоз вдоль русла Волги распространен более или менее равномерно, однако сейчас стало ясно, что это не совсем так. Дело в том, что кроме описторхоза в бассейне Волги встречается паразитарное заболевание псевдамфистомоз, возбудитель которого (Pseudamphistomum truncatum) очень похож на

О. felineus, но мы до сих пор не знаем, сколько же в этом громадном речном бассейне “того и другого” и чего больше.

В бассейне Северной Двины расположен небольшой СЕВЕРО-ДВИНСКИЙ очаг, где пораженность населения колеблется от 3 до 10-15%. Есть очаги описторхоза в бассейне р. Урал, также средней интенсивности.

И, наконец, самый мощный в России и в мире — ОБСКИЙ очаг. Он огромен и расположен в бассейне Оби и Иртыша на территории 12 областей и округов Западной Сибири и Казахстана. Он настолько обширен, что паразитологи до сих пор спорят о том, что, собственно, он собой представляет, единый ли это “сливной” очаг, некая “очаговая территория”, группа более или менее соприкасающихся по притокам очагов со ‘‘сливной зоной” вдоль русла Оби, или что-то иное.

В этом очаге “все по максимуму”. Как и везде пораженность людей в нём не равномерна, но на значительной территории Среднего Приобья она достигает 50-80% и даже выше. Есть поселки, в которых была зарегистрирована 100% пораженность людей. Просто это означает, что в небольших поселках, где на момент обследования не было грудных детей, все взрослое и детское население (начиная с 3-5-летнего возраста) поражено описторхозом.

Именно в Обском очаге в максимальной степени выражена манифестность (“болезненность”) описторхоза. Там отмечается больше всего осложнений на его фоне. Население (в основном коренное) давно привыкло употреблять в пищу сырую и плохо (в паразитологическом, разумеется смысле) приготовленную рыбу. В поселках 100% пораженность кошек. В реках почти 80% (а то и выше) пораженность карповых рыб, например, язей и ельцов. В многочисленных пойменных водоемах Обского очага огромные по численности популяции первых промежуточных хозяев — моллюсков. Например, в одном пойменном озере близ поселка Карга на Севере Томской области мне пришлось исследовать популяцию кодиелл, в которой численность моллюсков превышала 8 тысяч особей на 1 м 2 ; общая численность моллюсков в популяции составляла более 50 миллионов особей, а число моллюсков, зараженных личинками описторхиса, приближалось к миллиону. Это огромная цифра, если учесть, что за летний период в каждом зараженном моллюске формируется до 60—100 тысяч церкарий, способных заражать второго промежуточного хозяина описторхиса. Примерно такие же количественные характеристики мной были получены на территории Тюменской области в старом русле Иртыша (так называемом “Савиновском эрике”) в районе г. Тобольска.

На севере Западной Сибири, в бассейнах рек Пур, Таз, Надым очагов описторхоза нет, там отсутствует первый промежуточный хозяин возбудителя, однако число так называемых “завозных случаев” описторхоза среди населения очень велико.

Самым восточным в России (из известных в настоящее время) является сравнительно небольшой ИРКУТСКИЙ очаг в бассейне р. Бирюсы.

Далее на Восток описторхоза нет. Вся Восточная Сибирь, по-видимому, от него свободна. Причина проста — отсутствие моллюсков способных, играть роль первого промежуточного хозяина. Были, правда, краткие сведения относительно нахождения описторхоза у лис и кошек в районе г. Борзя (цит. по Erhardt et all. 1962), но в них нет уверенности.

Если в организм человека попадает много метацеркарий паразита (ведь даже одного съеденного сырого язя, практически в любом Приобском поселке, бывает достаточно, чтобы в организме человека оказалось несколько сотен, а то и тысяч личинок. ) и, вдобавок, если человек ест сырую или плохо приготовленную (не в кулинарном, разумеется, а в паразитологическом смысле. ) рыбу в течение, скажем, 10-20 и более лет (а это обычное явление, например, в Западной Сибири), паразиты в состоянии причинить своему хозяину множество серьезных неприятностей.

Среди них может быть первичный рак печени или поджелудочной железы (хорошо известно, что, например, районы Среднего Приобья лидируют в мире по этим тяжелейшим патологиям). Могут развиться и другие очень серьезные заболевания печени, произойти осложнения легочных заболеваний, бронхиальной астмы, брюшнотифозного носительства, осложнения беременности и т.д. Словом, — “букет патологий”!

Строго говоря, опасен не столько сам описторхоз, сколько те заболевания, которые с ним связаны или им инициированы. Характеризуя социальный ущерб от описторхоза, специалисты постоянно обращают внимание на то, что число обращений за медицинской помощью по поводу самых различных заболеваний среди больных описторхозом в 3-6 раз больше, чем среди не зараженных паразитом людей, проживающих в тех же местностях.

В России ежегодно регистрируется до 50 и более тысяч больных описторхозом. Ещё лет 10-15 назад по экспертным оценкам число больных описторхозом в Советском Союзе составляло около 2 миллионов человек. После распада Союза, эта цифра не уменьшилась, а, скорее, даже возросла, и сейчас, по-видимому, только в России (не считая Казахстана, Украины, Белоруссии, Молдовы, Литвы. ) число больных описторхозом составляет около двух миллионов.

Учитывая всё это, паразитологи с полным основанием относят описторхоз к числу наиболее опасных для человека и широко распространенных в России паразитарных заболеваний.

Врачи справедливо видят в описторхозе серьёзную медицинскую проблему, однако, строго говоря, описторхоз — это, прежде всего, проблема экологическая, связанная с интенсивным биологическим загрязнением окружающей среды. Это также и ветеринарная проблема, так как на стадии метацеркарии описторхисы паразитируют у карповых рыб, а во взрослом состоянии — в организме домашних и диких плотоядных, всеядных и даже некоторых зеленоядных (например, водяная полевка) животных. Это и социальная проблема, связанная с воспитанием у населения паразитологически безопасных навыков приготовления и потребления рыбных блюд. Как и все социальные проблемы, она — наиболее сложна. Это и технологическая проблема, касающаяся разработки и внедрения на рыбообрабатывающих предприятиях технологических режимов обеззараживания рыбы от опасной для человека личиночной стадии паразита.

Читайте также:  Анализы на описторхоз кровь цик

Заражение обычно происходит в летне-осенний период, однако частота клинических проявлений выраженной сезонности не имеет. Эпидемические вспышки характерны для населения, вновь прибывшего на эндемичную территорию.

В течении болезни выделяется 2 периода: острый (ранний) и хронический (поздний). Через 2—4 недели после заражения становится заметной аллергическая реакция на паразитов — это прямое следствие отравления организма продуктами их жизнедеятельности. Температура может повыситься до 39—40° С и больше, продолжительность лихорадочного периода — от нескольких дней до 2 месяцев. Появляются боли в мышцах и суставах, иногда желтуха, зудящие высыпания на коже, увеличиваются лимфатические узлы, печень, реже селезенка; в легких у некоторых больных возникают инфильтраты. В поздней фазе возникает нарушение проходимости желчевыводящих путей, иногда случаются тяжелые приступы желчных колик; нередко развиваются хронические гепатит и панкреатит. При интенсивной инвазии и отягощающих факторах (вторичная бактериальная и вирусная инфекция, алкоголизм и пр.) развивается цирроз печени. Гельминтоз может осложняться желчным перитонитом, возникающим вследствие разрыва паразитами стенок желчных протоков. К числу возможных осложнений относятся гнойный бактериальный холангит, первичный рак печени и поджелудочной железы, который у населения очагов описторхоза встречается в 7—8 раз чаще, чем в районах, где этого гельминтоза нет.

Диагноз на ранней стадии ставится с учетом симптомов болезни и эпидемиологического анамнеза (употребление в пищу необезвреженной рыбы, добытой в очагах описторхоза). Через 1 месяц после заражения появляются яйца двуусток в кале и дуоденальном содержимом больного, что облегчает постановку диагноза.

Лечение: празиквантель (азинокс), хлоксил, битионол. Специфическое лечение — прием хлоксила: внутрь 5 дней подряд в суточной дозе из расчета по 60 мг на 1 кг массы тела (взрослому — около 3,5—4 г в день). Суточную дозу разделить на 3 приема и принимать после еды, запивая молоком. Можно проводить 2-дневный курс лечения при суточной дозе 0,15 г на 1 кг веса (взрослому — около 9—10 г). Суточную дозу разделить на 3 приема, принимать после еды; препарат запивать 100 мл молока. Иногда при лечении хлоксилом возникают головокружения, легкое опьянение, усиление болей в области печени, которые не требуют прекращения лечения и быстро проходят после его завершения. В результате гибели и распада гельминтов изредка появляются аллергические высыпания на коже и эозинофилия крови. В этих случаях назначаются антигистаминные препараты, хлорид кальция.

Противопоказания к применению препарата — заболевания печени с резким расстройством ее функций (не связанные с гельминтозами), органические заболевания сердечно-сосудистой системы в стадии декомпенсации, беременность. Лечение хлоксилом дополняют симптоматической терапией: дуоденальным зондированием и дренажем желчных путей без зонда по Демьянову, назначением желчегонных и спазмолитических средств; при вторичной бактериальной инфекции желчных протоков и желчного пузыря применяются антибиотики. Как лечить описторхоз народными средствами смотрите тут.

Более чем столетняя история изучения описторхоза позволила накопить огромный фактический материал по самым разным аспектам проблемы, которая, увы, пока не поддаётся радикальному решению. Неослабевающий интерес к описторхозу в конце XX и в начале XXI века имеет несколько причин.

1. Крупные народнохозяйственные программы освоения природных богатств Сибири привели к интенсивному притоку населения в наиболее напряженные очаги заболевания и, вообще, усилили миграционные потоки населения в России. Это ярко высветило экономическое значение описторхоза и его негативное социальное воздействие.

2. По многим позициям описторхоз, несмотря на длительную историю изучения, всё же остаётся недостаточно хорошо изученным. Например, это касается выяснения относительной роли различных окончательных хозяев в циркуляции возбудителя, разработки биоценологических мер профилактики, влияния факторов антропопрессии на паразитарные системы возбудителя в целом и отдельные стадии жизненного цикла описторхиса и т.д.

3. Можно со всей очевидностью утверждать, что описторхоз, вызываемый Opisthorhis felineus, по целому ряду составляющих: широчайшему мировому ареалу возбудителя, обширности многочисленных очагов заболевания, манифестности, разнообразию видов хозяев и т.д., является основой в так называемой “мировой описторхозной триаде”, состоящей из О. felineus, О. viverrini и Clonorchis sinensis. Изучая каждый из описторхозов в отдельности (мы вынуждены это делать, т.к. они распространены на почти не соприкасающихся территориях разных стран), паразитологи мира получают возможность взаимодополнять и суммировать накопленную информацию. Вклад ученых, изучающих проблему описторхоза, вызываемого Opisthorhis felineus, в общую копилку знаний — огромный.

4. И, наконец, широкие исследования по проблеме описторхоза позволяют гораздо глубже понять, что мы можем ожидать от стремлений “избавить человечество от паразитов”, а чего мы здесь ожидать не в праве.

Несмотря на то, что в отношении описторхоза в настоящее время получены и широко испытаны на практике высокоэффективные антигельминтные препараты, например синтезированный фирмой “Байер” празиквантель, или его отечественный аналог — азинокс, до “победы” над заболеванием ещё очень далеко.

Да и как понимать “победу” над природноочаговым заболеванием? Описторхоз ведь нельзя победить в примитивном понимании. Нельзя, скажем, переловить всех водяных полёвок, перебить всех кошек, собак, лис, ондатр и т.д. Их даже нельзя вылечить, за исключением ничтожно малого числа животных, содержащихся в питомниках и зверофермах. Нельзя уничтожить всех моллюсков — промежуточных хозяев, и нельзя (как, увы, показал опыт многих стран, ведущих борьбу с другими опасными для человека трематодозами) даже принципиально сократить численность их популяций. Уже не говоря о том, что применение специальных пестицидных соединений (моллюскицидов) неизбежно наносит серьезный ущерб водным биоценозам. Пройдя через годы ошибок, это начинают понимать многие ученые мира. Не удаются пока и попытки широкого использования биологических мер борьбы с возбудителем на разных стадиях его жизненного цикла. Например, попытки “замены” партенит О. felineus на других, безопасных для человека трематод в моллюсках — промежуточных хозяевах, практически не дают результатов.

Что же тогда делать? Выходит, мы бессильны? В чем-то да, в чем-то нет. Если мы захотим уничтожить описторхоз (или любое другое природноочаговое паразитарное заболевание) как природное явление, то этого нам сделать не удастся (так и хочется здесь сказать: — к счастью!), но если мы подойдём к описторхозу как к медицинской проблеме, в том смысле, что будем продолжать поиск эффективных лекарств, совершенствовать методы диагностики, лечения, профилактики, то успех, скорее всего, достижим.

Казалось бы, обезопасить себя от описторхоза — совсем просто. На тех территориях, где распространено заболевание, не следует употреблять в пищу сырую и плохо приготовленную (недоваренную, недожаренную, недосоленую, недокопченую) рыбу семейства карповых. Сейчас есть российский эфективный и недорогой препарат — азинокс. Как его применять — скажет врач. Основным же способом “борьбы” с описторхозом, как с массовым очаговым заболеванием, является его профилактика.

В 2003 г. вышли в свет Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы “Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации” (СанПин 3.2.1333-03, М., 2003 г.), куда вошел раздел по описторхозу. Однако, шестью годами ранее, в 1997 г. был издан аналогичный документ, содержащий гораздо более подробную информацию о режимах обеззараживания рыбы от личинок описторхиса (СанПиН 3.2.569-96, М.,1997; приложение № 3). В документах были даны рекомендации, относительно режимов обеззараживания рыбы от личинок описторхиса в результате посола, замораживания, и термической обработки. Учитывая высокую устойчивость метацеркарий описторхиса к воздействию факторов внешней среды, эти режимы (в особенности замораживания и посола) — довольно жесткие. Кратко их привести здесь совсем не сложно.

1. Обеззараживание рыбы от личинок описторхиса путём посола обеспечивается применением смешанного крепкого и среднего посола (плотность тузлука с первого дня посола 1,20, при температуре +1.. .2 °С) при достижении массовой доли соли в тканях рыбы 14%. При этом продолжительность посола должна быть: а) пескаря, уклеи, гольяна, верховки — 10 суток; б) плотвы, ельца, красноперки, голавля, синца, белоглазки, подуста, чехони, жереха, шиповки, мелких (до 25 см) язей, лещей, линей — 21 сутки; в крупных (свыше 25 см) язей, лещей, линей — 40 суток.

2. Обеззараживание рыбы от личинок описторхиса путём замораживания достигается при следующих режимах: а) при температуре в теле рыбы -40 °С — 7 ч; б) при температуре в теле рыбы -35 °С — 14 ч; в) при температуре в теле рыбы -28 °С — 32 часа. Учитывая высокую устойчивость метацеркарий описторхиса к низким температурам, замораживание рыбы при более высоких температурах не гарантирует её обеззараживания.

3. Горячее и холодное копчение, вяление, сушка, а также изготовление консервов обеззараживает рыбу, за исключением язя. Язь охлажденный не может использоваться для производства рыбной продукции вяленой и холодного копчения, т.к. при этом не происходит его обеззараживания от личинок описторхиса. Производство такой рыбной продукции из язя и плотвы допускается только из сырья предварительно замороженного в режимах, указанных выше.

4. Варить рыбу следует кусками не менее 20 минут, а рыбные пельмени — не менее 5 минут с момента закипания.

5. Рыбу (рыбные котлеты) необходимо жарить порционными кусками в жире 15 минут. Крупные куски рыбы весом до 100 г жарить в распластанном виде не менее 20 минут. Мелкую рыбу жарить целиком в течение 15-20 минут.

Меры личной профилактики, помноженные на социальную составляющую, т.е. массовость и грамотность их применения в очагах заболевания, превращаются уже в основу мер общей профилактики.

Санитарное просвещение занимает ведущее место в системе мер профилактики описторхоза.

Прогноз, как правило, удовлетворительный; при своевременном начале лечения инвазия полностью устраняется и функции органов восстанавливаются. При интенсивной инвазии и осложнениях прогноз может быть пессимистичным.

источник

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Представлен обзор отечественных и зарубежных работ по трематодозам печени: описторхозу и клонорхозу.

The paper reviews papers on trematoda infections of the liver (opisthorchiasis and clonorchiasis) published in Russia and foreign coutries. Opisthorchiasis and clonorchiasis are parasitic diseases of man and animals. The infections occur on ingestion of fresh-water fish infested with trematode parasites of the family Opisthorchiidae: Opisthorchis felineus, Opisthorchis viverrini and Clonorchis sinensis. Opisthorchiasis and clonorchiasis affect about 17 million persons and some 350 million individuals residing in 13 countries and areas situated in the European region, South-East Asia and on the West Pacific Ocean Coast are at risk for the infections. The clinical manifestations of opisthоrchiasis and clonorchiasis are due to infestation of the bile ducts of the liver and pancreas with these helm inths. There is an association of opisthorchiasis and clonorchiasis with the development of cholangiacarcinoma and cholelithiasis. Opisthorchiasis and clonorchiasis are treated with praziquantel.
А.М. Бронштейн д.м.н., зав. клиническим отделом Института медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е.И. Марциновского ; профессор кафедры инфекционных болезней и тропической медицины РГМУ.
В.И. Лучшев д.м.н., профессор, зав. кафедрой инфекционных болезней и тропической медицины РГМУ, Москва
Prof. A.M. Bronstein, MD. Head of Clinical Department, Martsinovsky Institute of Medical Parasitology & Tropical Medicine; Department of Infectious Diseases & Tropical Medicine, RSMU.
Prof. V.I. Luchshev, MD. Head, Department of Infectious Diseases & Tropical Medicine, RSMU.

Т рематоды печени (или сосальщики, двуустки) относятся к семейству Opisthorchiidae (Opisthorchis feli-neus, Opisthorchis viverrini, Clonorchis sinensis ). Заражение происходит при употреблении в пищу инвазированной рыбы. Заболеванием поражено около 17 млн человек, а риску заражения подвержено около 350 млн человек, проживающих в 13 странах. Эти инвазии оказывают существенное влияние на здоровье людей и экономику, увеличивая заболеваемость и приводя к потере трудоспособности. В последние годы повысилась частота заболеваний и улучшился эпидемиологический надзор за ними; одновременно с этим изменились эпидемиологические особенности инвазии под влиянием бедности, загрязнения внешней среды и роста численности населения. Повысилась информированность населения о трематодозах печени и об их связи с желчнокаменной болезнью, холангиокарциномой и другими тяжелыми заболеваниями печени. Признание того факта, что данные инвазии представляют серьезную проблему здравоохранения эндемичных регионов, является в настоящее время стимулом для разработки и осуществления эффективной стратегии борьбы с этими заболеваниями [1] .
Для населения России негативный эффект описторхоза усугубляется его преимущественным распространением в северных, в том числе приполярных, районах, зонах нового промышленного освоения и проживания народностей Севера, где отмечаются запаздывание социально-гигиенических мероприятий, относительно низкий уровень инфраструктуры здравоохранения, высокая детская смертность, распространены другие инфекционные заболевания, алкоголизм.

Эпидемиология
Географическое распространение и жизненный цикл

В России и на Украине описторхоз, возбудителем которого является Opisthorchis felineus, распространен преимущественно на территориях бассейнов Оби, Иртыша, Волги, Камы, Днепра. Имеются данные о наличии очагов низкой интенсивности на притоках Енисея, в бассейне Урала, Северной Двины [2]. Очаги клонорхоза (возбудитель C. sinensis ) в России находятся в бассейне Амура. В странах Восточно-Азиатского региона (КНР, Таиланд, Южная Корея, Лаос, Вьетнам и др.) имеются очаги трематодозов печени, возбудителями которых являются O. viverrini и C. sinensis [1]. Точно определить истинный уровень пораженности населения трематодозами печени достаточно сложно, поскольку ранние стадии инвазии в большинстве случаев протекают без клинических проявлений, а в хронической стадии клиническая симптоматика неспецифична и ее обычно оценивают как следствие болезней, имеющих другую этиологию, если не проводится специальное клинико-паразитологическое обследование [3 – 7].
Трематоды печени (или сосальщики, двуустки) – плоские гельминты длиной 5 – 20 мм, шириной 1 – 4 мм. Яйца, выделяемые описторхисами и клонорхисами, мелкие, до 0,026 х 0,01 мм.
Описторхисы и клонорхисы паразитируют в желчных протоках печени и протоках поджелудочной железы человека, домашних животных (кошки, собаки) и некоторых диких млекопитающих (лисы, норки, ондатры и др.). Яйца гельминтов с уже сформировавшимися личинками выделяются во внешнюю среду, и дальнейшее развитие происходит в пресных водоемах в моллюсках и затем в рыбах семейства карповых – плотва (вобла, чебак ), язь, елец, красноперка, лещ, карась, линь и др.
После употребления в пищу инвазированной рыбы метацеркарии эксцистируются в двенадцатиперстной кишке , через ампулу дуоденального сосочка мигрируют в общий желчный проток, внепеченочные желчные протоки и затем во внутрипеченочные желчные протоки, где они в течение 3 – 4 нед достигают половой зрелости и начинают откладывать яйца. У 20 – 40% зараженных описторхисы также обнаруживаются в протоках поджелудочной железы и в желчном пузыре [2, 8 ,9].

Эпидемиологические детерминанты описторхоза и клонорхоза, связанные с пищей и питанием

Распространенность трематод семейства Opisthor- chi >соком, рыбным соусом, перцем и рисом. Сыроедение относительно широко распространено среди лаосцев, в то время как тайцы, камбоджийцы и китайцы, проживающие в этих же районах, блюда из сырой рыбы используют в пищу значительно реже. В Корее, Китае и Вьетнаме также относительно широко распространены блюда из сырой рыбы, что ведет к заражению клонорхозом. В частности, в некоторых районах Кореи блюдо, состоящее из сырой рыбы, смешанной с острой пастой из бобов, вместе с рисовой водкой считается полезной пищей, особенно для мужчин [7 – 9].
Обычаи употребления в пищу сырой рыбы существуют и среди населения некоторых районов России. Особенно широко сыроедение распространено среди коренных народов Севера, употребляющих рыбу в мороженом или слабосоленом виде, что определяет и крайне высокий уровень пораженности коренных жителей, достигающий в некоторых очагах 100 % [4 – 6].
Пищевые традиции являются глубоко укоренившимися и поэтому с трудом поддаются изменениям. Нежелание менять эти обычаи иногда связано с верой в то, что сырая пища повышает силу, потенцию и улучшает здоровье. Существенным фактором также является гедонистическая реакция – получение удовольствия от данной пищи. Поэтому значительно проще информировать население о мерах профилактики заражения трематодозами, чем изменить их » пищевое поведение «. Вышеуказанные факторы в значительной степени препятствуют эффективной борьбе с описторхозом и клонорхозом.
В эндемичных очагах в России можно выделить еще два фактора, препятствующих эффективной борьбе с описторхозом:
– замораживание является наиболее дешевым и доступным методом консервирования рыбы на Севере;
– широкое распространение различных форм злоупотребления алкоголем, особенно среди коренного населения Севера, связано с одновременным употреблением сырой рыбы, что снижает самоконтроль, способствует анозогнозии и соответственно снижению мотивации к лечению и обследованию; это ведет к нарушению рекомендаций по профилактике заражения и, таким образом, определяет высокую частоту ре- и суперинвазий [10].

Патогенез, клиническое течение

Имеются некоторые различия в биологических и эпидемиологических особенностях описторхоза и клонорхоза, в то же время существенных различий в патогенезе, клинических проявлениях и лечении не отмечается. В клиническом течении описторхоза и клонорхоза выделяют острую и хроническую стадии. У большинства больных клинические проявления в ранней стадии отсутствуют или отмечается лишь эозинофилия.

субклиническая форма
(без клинических проявлений)
– с эозинофилией,
– без эозинофилии острая стадия ®
подострая стадия
(с клиническими проявлениями)

Острая стадия с клиническими проявлениями развивается обычно у лиц, приехавших в очаг из неэндемичных по описторхозу районов. У местного населения болезнь имеет, как правило, первично-хроническое течение. В частности, острый описторхоз практически не наблюдается у коренных народностей Севера (ханты, манси ), пораженность которых хроническим описторхозом в некоторых очагах достигает 100% [4].

Читайте также:  Анализы на описторхоз фото

Рисунок. Яйца Opisthorchis felineus (ув. 400) в желчи на прозрачном поликарбонатном фильтре Nucleopore (размер пор 8 мкм). Стрелка указывает пору в фильтре. Желчь получена при дуоденальном зондировании больного.
Ранняя стадия. Основным является токсико-аллергический синдром, обусловленный воздействием метаболитов, выделяемых личинками гельминтов при их миграции и созревании. К настоящему времени не установлено связи между развитием острой стадии с клиническими проявлениями и количеством яиц трематод в фекалиях. В фекалиях больных в острой стадии, как правило, обнаруживается небольшое число яиц гельминтов. Ранняя стадия характеризуется отечностью, пролиферацией и десквамацией эпителия желчных протоков, его метаплазией с образованием бокаловидных клеток и мелких железоподобных образований, выделяющих в желчь большое количество слизи [11].
Инкубационный период в среднем 2 – 3 нед. Клинические варианты течения ранней стадии разнообразны – от стертых форм до генерализованных аллергических реакций с множественными поражениями. Стертая форма ограничивается субфебрилитетом, незначительной эозинофилией при нормальном содержании лейкоцитов. Болезнь начинается внезапно. Основные клинические проявления в острой стадии – лихорадка и боли в правом подреберье. Лихорадка имеет постоянный, послабляющий или неправильный тип, держится 1 – 3 нед с максимумом до 39оС и выше. Эозинофилия 20 – 40%, иногда до 70% на фоне лейкоцитоза до 20 – 60 тыс. и умеренного повышения СОЭ. Максимальных значений она обычно достигает ко 2 – 3-й неделе, затем постепенно снижается, но еще и к концу 3 – 4-го месяца количество эозинофилов может превышать исходное. Наиболее высокий лейкоцитоз наблюдается обычно к концу 2-й недели, затем он постепенно снижается.
В острой стадии могут отмечаться билирубинемия, повышение активности трансаминаз, щелочной фосфатазы. В ряде случаев отмечается поражение легких по типу астмоидного бронхита с мигрирующими инфильтратами.
Дифференциальную диагностику в острой стадии часто приходится проводить с вирусным гепатитом. Основными симптомами, отличающими описторхоз и клонорхоз от вирусного гепатита, являются: острое начало, обычно без продромального периода, длительная сильная лихорадка, короткий период относительно слабо выраженной желтухи, боли в правом подреберье и лейкемоидно-эозинофильная реакция [8, 12].
Хроническая стадия cвязана с жизнедеятельностью паразитов в желчных протоках печени и поджелудочной железы. Между органами дуоденохоледохопанкреатической зоны имеется тесная взаимосвязь. Поэтому, хотя гельминты локализуются лишь в протоках печени и иногда поджелудочной железы, характерной для трематодозов печени является патология и остальных органов этой зоны. Основными патологическими процессами являются хронический пролиферативный холангит и каналикулит поджелудочной железы, сопровождающийся различной степенью фиброза этих органов. В патогенезе диффузной холангиоэктазии и ретенционных каналикулоэктазов поджелудочной железы имеют значение гиперпластические и воспалительно-склеротические процессы в стенке ампулы большого дуоденального сосочка и в устье главного панкреатического протока. Характерным является также развитие стриктур термального отдела холедоха и пузырного протока [11, 13, 14].
В патогенезе этих инвазий играет роль повышение активности проколлагенпролилгидроксилазы в печени, что ведет к увеличению синтеза коллагена и соответственно к развитию фиброза, а также к нарушению синтеза липидов и желчных кислот, а это в свою очередь способствует развитию холелитиаза [15, 16].
Клинически описторхоз и клонорхоз проявляются преимущественно симптомами хронического холецистита, дуоденита и панкреатита. Ведущими симптомами являются боли в верхней половине живота, преимущественно в правом подреберье, тошнота, плохая переносимость жирной пищи, сухость и горечь во рту и др. Часто при длительном течении развиваются депрессия с тревожно-ипохондрическим синдромом, гельминтофобия, «уход в болезнь».
В ряде случаев течение болезни может быть тяжелым и сопровождаться обструкцией желчных протоков, развитием желтухи, рецидивирующего холангита, абсцессов печени, острого панкреатита и желчного перитонита [13, 17].
Особо важна роль описторхоза и клонорхоза в канцерогенезе. Многочисленные исследования показали связь описторхоза и клонорхоза с опухолями гепатобилиарной системы, прежде всего с холангиокарциномой.
На территории России число заболеваний первичным раком печени наиболее высоко в Тюменской области, где также наиболее высок и уровень пораженности населения описторхозом. Имеются также наблюдения, свидетельствующие о возможном влиянии этих гельминтозов на развитие рака поджелудочной железы и пузырного протока. В настоящее время механизм канцерогенеза объясняют синергизмом действия трематод, вызывающих аденоматозные изменения в органах желчевыделительной системы, и экзогенных канцерогенов, в частности нитрозаминов, содержащихся в пищевых продуктах. Считается, что развитие холангиокарциномы представляет собой многофакторный процесс, при котором паразиты играют роль стимуляторов злокачественного роста [1].

Клинические проявления хронической стадии описторхоза и клонорхоза:
– боли в эпигастральной области,
– боли в правом подреберье,
– непереносимость жирной пищи,
– снижение аппетита,
– тошнота,
– диспепсия,
– утомляемость.

Осложнения:
– нефункционирующий желчный пузырь,
– холецистит,
– холангит,
– абсцесс печени,
– камни желчного пузыря.

В основе патологии при трематодозах печени лежат изменения органов дуоденохоледохопанкреатической зоны, в связи с чем для диагностики используются клинико-инструментальные методы, применяемые для обследования больных с гастроэнтерологическими заболеваниями. Наибольшее распространение имеют рентгенологические методы (холецистохолангиография), ультразвуковое исследование, компьютерная томография и др. По данным клинико-инструментального обследования, для трематодозов печени характерны снижение выделительной функции печени, дискинетические расстройства желчного пузыря, ухудшение его концентрационной функции, расширение желчных протоков [18, 19].
Клинические проявления описторхоза и клонорхоза характеризуются неспецифичностью и значительным полиморфизмом симптомов. Поэтому при диагностике необходимо также учитывать эпидемиологический анамнез (в том числе географический и пищевой) и социально-этническую принадлежность больного.

Алгоритм диагностики трематодозов печени: описторхоза и клонорхоза

Клинические признаки, указывающие на возможную инвазию трематодами печени:

* боли в животе,
* диспепсия,
* лихорадка,
* гепатомегалия,
* желтуха,
* эозинофилия.

Определение факторов риска:

1. Географический (проживание или пребывание когда-либо в эндемичном очаге).
2. Пищевой анамнез (употребление в пищу необеззараженной рыбы карповых пород – мороженой, соленой, вяленой и др.).
3. Принадлежность к группе «повышенного внимания»: рыбаки, коренные народности, в частности Севера России: ханты, манси, ненцы, коми, нанайцы, нивхи и др.

* копроовоскопия,
* исследование дуоденального содержимого.

Паразитологическое подтверждение диагноза становится возможным на 4-й неделе после заражения, когда в дуоденальном содержимом и в фекалиях появляются яйца гельминтов, что подтверждается при копроовоскопии и исследовании дуоденального содержимого. Имеющиеся в настоящее время иммунологические методы диагностики описторхоза и клонорхоза недостаточно специфичны и чувствительны, и их иногда целесообразно использовать лишь как дополнение к паразитологическим методам. Паразитологическая диагностика, основанная на исследовании и выявлении яиц гельминтов в фекалиях и/или в дуоденальном содержимом, является в настоящее время единственным средством подтверждения диагноза [1].
Методы диагностики трематодозов печени:

– клинико-инструментальные,
– эпидемиологические,
– лабораторно-паразитологические:
исследование фекалий и дуоденального содержимого, исследование рыбы;
– иммунодиагностика.

Лечение описторхоза и клонорхоза должно быть комплексным и наряду со специфическими препаратами включать патогенетическое лечение. В острой стадии при тяжелом течении проводится десенсибилизирующая и дезинтоксикационная терапия. Клиника хронической стадии обусловлена главным образом поражением органов дуоденохоледохопанкреатической зоны, поэтому проводится комплексная терапия в соответствии с общими принципами лечения больных гастроэнтерологического профиля и используются средства, применяемые в гастроэнтерологии и гепатологии, в частности желчегонные, ферментные препараты, средства, влияющие на тонус и моторику желудочно-кишечного тракта; диетотерапия.

Химиотерапия празиквантелом описторхоза и клонорхоза

В настоящее время единственным средством для специфической терапии описторхоза и клонорхоза является празиквантел (производное изохинолина ).
Это высокоэффективный антигельминтик широкого спектра, действующий на большинство трематод и цестод. В настоящее время празиквантел широко применяется во всем мире. Ему уделяется серьезное внимание в современных монографиях и обзорах по антигельминтикам; имеется ряд обзоров, специально посвященных этому препарату [20, 21].
Празиквантел – противогельминтный препарат широкого спектра противотрематодного и противоцестодного действия. Механизм действия связан с повышением проницаемости клеточных мембран паразитов для ионов кальция, сокращением мускулатуры паразитов, переходящим в спастический паралич. Препарат быстро всасывается при приеме внутрь. Пик концентрации в плазме наблюдается через 1 – 2 ч. Быстро метаболизируется. Выводится почками преимущественно (80% ) в виде метаболитов в течение 4 сут, при этом 70% от введенной дозы выводится в первые 24 ч. В небольших количествах поступает в материнское молоко. У пациентов с нарушениями функции почек возможно замедление выведения препарата из организма. У празиквантела не выявлено канцерогенных, мутагенных и эмбриотоксических свойств. Препарат не обладает гемолитическими свойствами и при лечении пациентов с дефицитом глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы и гемоглобинопатиями не вызывает гемолиза эритроцитов, что позволяет использовать препарат в очагах гельминтозов, среди населения которых распространены эти наследственные патологии. В глобальном масштабе наиболее важно, что празиквантел высокоэффективен практически против всех плоских гельминтов [22].
Лечение описторхоза и клонорхоза проводят празиквантелом в суточной дозе 40 – 75 мг на 1 кг массы тела, назначаемой в 2 – 3 приема( см. таблицу). Контроль эффективности химиотерапии проводят путем копроовоскопии и/или исследования дуоденального содержимого через 3 – 6 мес после лечения.
Меры предосторожности. Празиквантел не следует назначать при цистицеркозе глаз, так как при гибели гельминта возможно развитие слепоты.
Побочные реакции более вероятны и/или носят более выраженный характер у больных с интенсивной инвазией. При лечении больных в острой стадии гельминтозов возможны реакции, связанные с аллергизирующим действием продуктов распада паразитов, что в ряде случаев требует дополнительного назначения стероидных гормонов [1, 22, 23].
Хотя опыты на животных не продемонстрировали негативного влияния празиквантела на беременных или плод, празиквантел не следует назначать в первые 3 мес беременности. Празиквантел можно назначать кормящим грудью, но в дни лечения и в течение последующих 48 ч после окончания лечения следует отказаться от грудного вскармливания. В связи с возможным появлением головокружения в день лечения и на следующий день после приема празиквантела не разрешается управлять автомобилем или обслуживать машины и механизмы. Пациентам, деятельность которых связана с необходимостью быстрой концентрации внимания и высокой реакционной способностью, при применении празиквантела следует соблюдать осторожность. Празиквантел не рекомендуется назначать детям до 2 лет.
Побочные действия. Головная боль, головокружение, слабость, повышение температуры, крапивница. Как правило, побочные реакции слабо выражены и не требуют специального лечения.
Взаимодействие с другими медикаментами. При одновременном применении празиквантела и дексаметазона возможно уменьшение концентрации празиквантела в плазме крови.
Высокая эффективность, относительно хорошая переносимость, простота назначения позволяют проводить массовое лечение этим препаратом в полевых условиях эндемичных очагов. Вместе с тем анализ результатов полевых испытаний показывает недостаточную эффективность одной химиотерапии, не подкрепленной санитарно-профилактическими мероприятиями, что обусловлено продолжающимся реинвазированием населения [ 24, 25].

Основой личной профилактики описторхоза и клонорхоза является исключение из пищи необеззараженной рыбы. Обеззараживание достигается термической обработкой, замораживанием, копчением, солением в соответствии с разработанными рекомендациями [1, 26].

Некоторые методы обработки рыбы, при которых происходит обеззараживание рыбы от метацеркариев O. felineus:

– замораживание; время замораживания 7 ч при температуре в теле рыбы –40 ° С; 32 ч – при –28 ° С.
– соление (NaCl ) – посол в растворе соли с плотностью тузлука с первого дня посола 1,20 при 2 ° С; продолжительность посола от 10 до 40 сут в зависимости от массы рыбы.
– нагревание (варка); не менее 20 мин с момента закипания.

Консервирование, проведенное в соответствии с Codex Alimentarius, также обеспечивает безопасность продукта в плане его зараженности метацеркариями трематод, передаваемых с пищей. Что касается чувствительности метацеркариев к обработке в микроволновой печи, то этот вопрос нуждается в дальнейшем изучении [1]. Опыт борьбы с описторхозом и клонорхозом в России и других странах показывает, что, хотя и имеются существенные успехи в борьбе с этими инвазиями, ликвидация инвазии или прерывание эпидемиологической цепи в настоящее время невозможно, поскольку описторхоз и клонорхоз являются зооантропонозами.

Основные положения, характеризующие проблему тремотодозов печени (описторхоза и клонорхоза) в настоящее время:

– несмотря на то что предотвратить заражение описторхозом и клонорхозом возможно, эти инвазии остаются широко распространенными в некоторых регионах России и странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии;
– клинические проявления описторхоза и клонорхоза варьируют от бессимптомной инвазии до тяжелого заболевания, обусловленного развитием гнойного холангита, абсцессов печени, холецистита, панкреатита, камней желчного пузыря и холангиокарциномы;
– эффективность химиотерапии зависит от раннего начала лечения, и, следовательно, ранняя диагностика имеет существенное значение в прогнозе болезни;
– празиквантел является препаратом выбора при химиотерапии описторхоза и клонорхоза;
– рекомендуется два вида тераии: этиотропная с использованием празиквантела и назначение препаратов различных груп для устранения патологических изменений, обусловленных патологией органов желчевыделения.

Некоторые приоритетные задачи в области изучения трематодозов печени:
– выявление случаев холангиокарциномы среди населения эндемичных очагов для получения информации о ее распространении в различных очагах и среди различных социально-этнических групп;
– оценка роли сопутствующих инфекций, в частности гепатита В и С, а также влияния микотоксинов, нитрозаминов и других экзогенных канцерогенов в развитии холангиокарциномы у больных с описторхозом и клонорхозом;
– разработка стратегии массовой химиотерапии в очагах, где передача инвазии не может быть прервана;
– изучение обычаев («пищевого поведения») жителей эндемичных очагов с целью разработки новых, привлекательных для коренного населения (в частности, народов Севера России) методов и средств, способствующих соблюдению ими мер по профилактике заражения и их мотивации к лечению;
– разработка новых методов лабораторной и клинико-инструментальной диагностики, приемлемых для работы в полевых условиях и достаточно чувствительных для выявления инвазии с низкой интенсивностью.

1. Control of foodborne trematode infections. WHO Techn Rep Ser 1995;№849.
2. Описторхоз. Теория и практика (под ред. В.П. Сергиева, С.А. Беэра ). М.,1989.
3. Upatham ES, Viyanant V, Kurathong S, Rojborwonwitaya J, Brockelman WY, Ardsungnoen S, Lee P, Vajrasthira S. Relationship between prevalence and intensity of Opisthorchis viverrini infection and clinical symptoms and signs in a rural community in northe ast Thailand. Bull Wld Hlth Org 1984;62:451–61.
4. Бронштейн А.М. Заболеваемость описторхозом и дифиллоботриозом коренного населения поселка Кышик Ханты-Мансийского автономного округа. Мед. паразитол. – 1986. – №3. – С. 44–8.
5. Бронштейн А.М., Учуаткин Е.А., Романенко Н.А., Канцан С.Н., Веретенникова Н.Л., Сабгайда Т.П. Комплексная оценка очага описторхоза в Коми-Пермяцком автономном округе. Мед. паразитол. – 1989. – № 4. – С. 66–72.
6. Бронштейн А.М., Золотухин В.А., Гицу Г.А., Сабгайда Т.П., Парфенов С.Б. Клинико-эпидемиологическая характеристика очагов описторхоза в Ямало-Ненецком автономном округе и результаты лечения празиквантелом. Мед. паразитол. – 1991. – № 5. – С. 12–6.
7. Киэу Тунг Лам, Бронштейн А.М., Сабгайда Т.П. Клонорхоз в СРВ. Клинико-паразитологическое обследование и опыт лечения празиквантелом. Мед. паразитол. -1992. – № 4. – С. 7–11.
8. Rim HJ. The current pathobiology and chemotherapy of clonorchiasis. Korean J Parasitology 1986;24(Supplement ) : 1–141.
9. Chen M, Lu Y, Hua X, Mott KE. Progress in assessment of morbidity due to Clonorchis sinensis infection: a review of recent literature. Trop Dis Bul 1994;91:7–65.
10. Бронштейн А.М., Лукомская М. И. Описторхоз и алкоголизм: клинико-эпидемиологическое и социально-психологическое исследование. Мед. паразитол. – 1990. – № 1. – С. 44–46.
11. Hou PC. The pathology of Clonorchis sinensis infestation of the liver. J Path Bact 1955;70:53–64.
12. Мельников В.И., Скареднов Н.И. Клиника острого описторхоза у пришлого населения Обского Севера. Мед. паразитол. – 1979. – № 5. – С. 12–16.
13. Harinasuta T, Riganti M, Bunnag D. Opisthorchis viverrini infection: pathogenesis and clinical features. Arzneim. – Forsch. Drug Res 1984;34:1167–9.
14. Зубов Н.А., Зубков В.Г. Гиперпластические изменения большого дуоденального сосочка при описторхозе человека. Архив патологии. – 1983. – № 1. – С. 34–8.
15. Hutadilok V, Thamavit W, Upatham ES, Ruenwongsa P. Liver procollagen prolyl hydroxylase in Opisthorchis viverrini infected ham sters after praziquantel administration. Mol Biochem Parasitol 1983;9:289–94.
16. Changbumrung S, Patasaran S, Hongtong K, Migasena P, Vutikes S. Lipid composition of serum lipoprotein in opisthorchiasis. Ann Trop Med Paras 1988;82:263–9.
17. Pungpak S, Bunnag D, Riganti M, Harinasuta T. Clinical features in severe opisthorchiasis viverrini. Southeast Asian J Trop Med Pub Hlth 1985;16:405–9.
18. Pungpak S, Sornmani S, Suntharasamai P, Vivatanasesth P. Ultrasonographic study of the biliary system in opisthorchiasis patients after treatment with praziquantel. Southeast Asian J Trop Med Pub Hlth 1989;20:157–62.
19. Бронштейн А.М., Миронов С.П., Силаев А.В., Пантелеева Е.Я. Радионуклидная и сонографическая диагностика поражения гепатобилиарной системы при описторхозе. Мед. паразитол. – 1989. – № 5. – С. 13–7.
20. Andrews P, Thomas H, Pohlke R, Seubert J. Praziquantel. Med Res Rev 1983;3:147–200.
21. Бронштейн А.М. Празиквантел и другие современные препараты и методы химиотерапии трематодозов печени человека (описторхоз, клонорхоз ). Мед. паразитол. – 1984. – № 2. – С. 51–56.
22. WHO Model Prescribing Information (2nd edition). Wld Hlth Org. Geneva 1995.
23. Бронштейн А.М., Мельникова Л.И., Фирсова Р.А., Легоньков Ю.А. Анализ результатов клинических испытаний аналогов празиквантела при кишечных цестодозах и трематодозах. Сообщение 2. Лечение трематодозов печени (описторхоз и фасциолез ) и шистосомозов. Мед. паразитол. 1993. – № 2. – С. 16–7.
24. Sornmani S, Vivatanasesth P, Impand P, Phat i hatakorn W, Sitabutra P. Infection and re-infection rates of opisthorchiasis in the Water Resource Development Area of Nam Pong Project, Khom Kaen Province, northeast Thailand. Ann Trop Med Parasit 1984;78:649–56.
25. Завойкин В.Д., Зеля О.П., Бронштейн А.М., Сокерина О.А., Фирсова Р.А., Герасимов И.В., Михайлов М.М. Опыт оздоровления очагов описторхоза в Западной Сибири. Матер. 1-й научн.-практ. конф. «Здоровье населения и пути его улучшения». М., 1994. – С.172.
26. Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации: Санитарные правила и нормы. М., Минздрав России, 1997. – С. 50–82.

источник