Меню Рубрики

Незавершенный фагоцитоз при бруцеллезе

Иммунитет (от лат. immunitas—освобождение, избавление от чего-либо) — это наследственно закрепленная и индивидуально приобретенная невосприимчивость многоклеточного организма к генетически чужеродным агентам экзогенной и эндогенной природы. Генетически чужеродные агенты (не свои) поступают в организм извне в виде патогенных микроорганизмов, гельминтов, их токсинов, белков и других веществ, иногда в виде трансплантируемых тканей или органов либо возникают в самом организме (например, его собственные отжившие, мутировавшие или поврежденные клетки).

Распознавание таких чужеродных агентов и специфическое реагирование на них является функцией системы защиты, получившей название иммунной системы.

Известно два основных механизма защиты организма от чужеродных агентов:

• Первый обусловлен действием врожденных факторов неспецифической резистентности (от лат. resistentia—сопротивление) и контролируется генетическими механизмами—врожденный видовой иммунитет. Они обеспечивают неселективный по отношению к чужеродному агенту характер ответа. Так, например, человек невосприимчив к возбудителям чумы собак, холеры кур, а животные — к шигеллам, гонококку и другим патогенным для человека микроорганизмам.

• Второй определяется защитными механизмами, которые реализуются с участием лимфатической системы. Они лежат в основе формирования выработанного в течение жизни индивидуального адаптивного (приобретенного) иммунитета. Такой иммунитет характеризуется развитием специфических реакций иммунной системы на конкретный чужеродный агент (т. е. является индуцируемым) в виде образования иммуноглобулинов или сенсибилизированных лимфоцитов. Эти факторы обладают высокой активностью и специфичностью действия. В зависимости от способов формирования различают несколько типов приобретенного индивидуального иммунитета.

Факторы неспецифической резистентности (защиты), определяющие неселективный характер ответа на антиген, обеспечивают наиболее прочную форму невосприимчивости. Они обусловлены врожденными биологическими особенностями вида и реагируют на чужеродный агент независимо от его природы, стереотипно. Основные механизмы неспецифической защиты формируются под контролем генетического кода в процессе развития организма и связаны с естественнофизиологическими реакциями широкого спектра: механическими, химическими и биологическими.

Среди факторов неспецифической резистентности выделяют:

• ареактивность клеток макроорганизма к патогенным микроорганизмам и токсинам, обусловленную генотипом и связанную с отсутствием на их поверхности рецепторов для адгезии патогенного агента (отсутствие мишени);

• барьерную функцию кожи и слизистых оболочек, которая обеспечивается как отторжением клеток эпителия кожи и активными движениями ресничек мерцательного эпителия слизистых оболочек, так и выделением экзосекретов потовых и сальных желез кожи, специфических ингибиторов, лизоцима, кислой средой желудочного содержимого и другими агентами. Биологические факторы защиты на этом уровне обусловлены губительным воздействием нормальной микрофлоры кожи и слизистых покровов на патогенные микроорганизмы;

• температурную реакцию, при которой прекращается размножение большинства патогенных бактерий. Так, например, устойчивость кур к возбудителю сибирской язвы (В. anthracis) обусловлена тем, что температура их тела находится в пределах 41-42 °С, при которой бактерии не способны к самовоспроизводству;

• клеточные и гуморальные факторы организма.

В случае проникновения патогенов в организм включаются гуморальные факторы защиты, к которым относятся белки системы комплемента, пропердин, лизины, фибронектин, система цитокинов (интерлейкины, интерфероны и др.). Развиваются сосудистые реакции в виде быстрого локального отека в очаге повреждения, что задерживает микроорганизмы и не пропускает их во внутреннюю среду. В крови появляются белки острой фазы — С-реактивный протеин и маннансвязывающий лектин, которые обладают способностью взаимодействовать с бактериями и другими возбудителями. В этом случае усиливается захват патогенов фагоцитирующими клетками.

а) К клеточным факторам неспецифической защиты относятся тучные клетки, лейкоциты, макрофаги, естественные (натуральные) киллерные клетки (NK-клетки; от англ, natural killer).

1. Тучные клетки — это большие тканевые клетки, в которых находятся цитоплазматические гранулы, содержащие гепарин и биологически активные вещества типа гистамина, серотонина. При дегрануляции тучные клетки выделяют особые вещества, являющиеся медиаторами воспалительных процессов (лейкотриены и ряд цитокинов). Медиаторы повышают проницаемость сосудистых стенок, что позволяет комплементу и клеткам выходить в ткани очага поражения. Все это сдерживает проникновение патогенов во внутреннюю среду организма.

2. NK-клетки представляют собой крупные лимфоциты, не имеющие маркеров Т- или В-клеток; они способны спонтанно, без предварительного контакта, убивать опухолевые и инфицированные вирусом клетки. В периферической крови на их долю приходится до 10% от всех мононуклеарных клеток. NK локализованы главным образом в печени, красной пульпе селезенки, слизистых оболочках.

3. Лейкоциты содержат мощные бактерицидные факторы и обеспечивают фагоцитоз микробных клеток. Такие лейкоциты называют фагоцитами (фагоцитирующими клетками). Они представлены моноцитами, полиморфно-ядерными нейтрофилами и макрофагами.

Три главные функции комплемента в воспалительном процесе (По А. Ройту и др., 2000):
1 — опсонизация («одевание») комплементом микроорганизмов и иммунных комплексов для их распознавания клетками, экспрессирующими рецепторы к комплементу;
2 — лизис клеток-мишеней;
3 — активация фагоцитов, включая макрофаги и нейтрофилы.

б) Фагоцитоз — биологическое явление, основанное на узнавании, захвате, поглощении и переработке чужеродных корпускулярных объектов эукариотической клеткой. Объектами для фагоцитоза являются микроорганизмы, отмирающие собственные клетки организма, синтетические частицы (латекс) и другие корпускуляры. Фагоцитами являются полиморфно-ядерные клетки (нейтрофилы, эозинофилы, базофилы) и мононуклеарные клетки (моноциты крови), а также фиксированные макрофаги — альвеолярные, перитонеальные, купферовские клетки, дендритные клетки селезенки и лимфатических узлов, клетки Лангерганса и др.

Процесс фагоцитоза (от греч. phago — пожираю, cytos — клетки) протекает в несколько стадий:
— приближение фагоцита к чужеродному корпускулярному объекту (положительный хемотаксис);
— адсорбция его на поверхности фагоцита;
— поглощение путем обхвата его наружной мембраной фагоцита, ее инвагинация с последующим образованием фагосомы, которая затем сливается с лизосомой (специфические гранулы, содержащие ферментные бактерицидные системы) и формирует фаголизосому;
— переваривание объекта (клетки) ферментами (лизоцимом и кислыми гидролизами) фаголизосомы.

Результатом является разрушение чужеродных агентов до биологически инертных низкомолекулярных соединений.

Такой фагоцитоз протекает без участия специфических гуморальных факторов защиты, а поэтому получил название доиммунного (первичного) фагоцитоза. Именно этот вариант фагоцитоза впервые описан И. И. Мечниковым (1883) как фактор несиецифической защиты организма.

Результатом фагоцитоза является либо гибель чужеродной клетки (завершенный фагоцитоз), либо выживание и размножение захваченных клеток (незавершенный фагоцитоз). Незавершенный фагоцитоз является одним из механизмов длительной персистенции (переживания) патогенных агентов в макроорганизме и хронизации инфекционных процессов. Такой фагоцитоз чаще протекает в нейтрофилах и завершается их гибелью. Незавершенный фагоцитоз имеет место при туберкулезе, бруцеллезе, гонорее, иерсиниозах и других инфекционных процессах, индуцированных микроорганизмами различных групп — бактериями, вирусами, грибами, простейшими.

Повышение скорости и эффективности фагоцитарной реакции возможно при участии неспецифических и специфических гуморальных белков, которые получили название опсонинов. К ним относят белки системы комплемента С3b и С4b, белки острой фазы, IgG, IgM и др. Опсонины имеют химическое сродство к некоторым компонентам клеточной стенки микроорганизмов, связываются с ними, а затем такие комплексы легко фагоцитируются, потому что фагоциты имеют специальные рецепторы для молекул опсонинов. Кооперация различных опсонинов сыворотки крови и фагоцитов составляет опсонофагоцитарную систему организма. Оценку опсонической активности сыворотки крови проводят путем определения опсонического индекса или опсонофагоцитарного индекса, которые характеризуют влияние опсонинов на поглощение или лизис микроорганизмов фагоцитами. Фагоцитоз, в котором принимают участие специфические (IgG, IgM) белки-опсонины, называют иммунным.

в) Система комплемента (от лат. complementum—дополнение, средство пополнения) представлена группой белков сыворотки крови, которые принимают участие в реакциях неспецифической защиты: лизиса клеток, хемотаксиса, фагоцитоза, активации тучных клеток и др. Белки комплемента являются глобулинами или гликопротеинами. Они вырабатываются макрофагами, лейкоцитами, гепатоцитами и составляют 5-10% всех белков крови.

Система комплемента представлена 20-26 белками сыворотки крови, которые циркулируют в виде отдельных фракций (комплексов), различаются по физикохимическим свойствам и обозначаются символами С1, С2, С3 . С9 и др. Хорошо изучены свойства и функции основных 9 компонентов комплемента.

В крови все компоненты циркулируют в неактивной форме, в виде коэнзимов. Активация белков комплемента (т. е. сборка фракций в единое целое) осуществляется специфическими иммунными и неспецифическими факторами в процессе многоступенчатых превращений. Они способны образовывать биологически активные соединения (С-реактивный белок и др.), вызывать воспалительные процессы, лизис клеток и, осаждаясь на поверхности клеточных мембран бактерий, стимулировать фагоцитоз.

Известно три пути активации системы комплемента: альтернативный, классический и лектиновый.

При альтернативном пути комплемент может активироваться непосредственно клетками микроорганизмов, полисахаридами, липополисахаридами бактерий, вирусами и другими антигенами без участия антител. Инициатором процесса является компонент С3b, который в небольшом количестве всегда присутствует в сыворотке крови. Он связывается с поверхностными молекулами микроорганизмов. При участии ряда ферментов (факторы В и D) и белка пропердина С3b образует СЗ-конвертазу, которая является наиболее значимой протеазой при этом пути активации компонентов комплемента. Одна единица СЗ-конвертазы нарабатывает и фиксирует на поверхности микробной клетки около 1000 молекул С3b, которые выполняют противомикробную работу. Далее этот комплекс активирует компонент С5, который прикрепляется К мембране клетки-мишени. Затем на нем образуется мембраноатакующий комплекс (МАК — membrane-attact complex) из компонентов С6-С9.

Процесс завершается формированием неспадающихся пор, перфорацией мембраны и лизисом микробных клеток. Именно этот путь запуска каскада комплементарных белков имеет место на ранних стадиях инфекционного процесса, когда специфические факторы иммунитета (антитела) еще не работают. Кроме того, компонент С3b, связываясь с поверхностью бактерий, может выполнять роль опсонина, усиливая фагоцитоз.

Классический путь активации комплемента запускается и протекает с участием комплекса антиген—антитело. Молекулы IgM и некоторые фракции IgG в комплексе антиген—антитело имеют специальные места, способные связать компонент С1 комплемента.

Молекула С1 состоит из 8 субъединиц, одна из которых является активной протеазой. Она участвует в расщеплении компонентов С2 и С4 с образованием С3-конвертазы, которая активирует компонент С5 и обеспечивает формирование мембраноатакующего комплекса, как при альтернативном пути.

Лектиновый путь активации комплемента обусловлен присутствием в крови особого кальцийзависимого сахаросвязывающего протеина—маннансвязывающего лектина (МСЛ). Этот протеин способен связывать остатки маннозы на поверхности микробных клеток, что приводит к активации протеазы, расщепляющей компоненты С2 и С4 с образованием С3-конвертазы. Это запускает процесс формирования мембраноатакующего комплекса, как при классическом пути активации комплемента. Некоторые исследователи рассматривают этот путь как вариант классического пути.

В процессе расщепления компонентов С5 и С3 образуются малые фрагменты С3а и С5а, которые служат медиаторами воспалительной реакции и инициируют развитие анафилактических реакций с участием тучных клеток, нейтрофилов и моноцитов. Эти компоненты получили название анафилатоксинов комплемента.

Активность комплемента и концентрация отдельных его компонентов в организме человека могут увеличиваться или уменьшаться при различных патологических состояниях, возможны и наследственные дефициты. Содержание комплемента в сыворотке животных зависит от их вида, возраста, а также от сезона и даже времени суток.

Наиболее высокий и стабильный уровень комплемента отмечен у морских свинок, поэтому в качестве комплемента используют нативную или лиофизированную сыворотку крови этих животных. Белки системы комплемента очень лабильны. Они быстро разрушаются при хранении при комнатной температуре, действии света, ультрафиолетовых лучей, протеаз, растворов кислот или щелочей, удалении ионов Са++ и Mg++. Прогревание сыворотки при 56 °С в течение 30 мин приводит к разрушению комплемента; такая сыворотка называется инактивированной.

Количественное содержание компонентов комплемента в периферической крови определяют как один из показателей активности гуморального иммунитета. У здоровых лиц содержание компонента С1 составляет 180 мкг/мл, С2 — 20 мкг/мл, С4 — 600 мкг/мл, С3 — 1200 мкг/мл.

г) Воспаление как важнейшее проявление иммунитета. Воспалительная реакция развивается в ответ на повреждение тканей (прежде всего покровных) и направлена на локализацию и уничтожение микроорганизмов, которые проникли в организм при его повреждении. В основе воспалительной реакции лежит комплекс гуморальных и клеточных факторов неспецифической резистентности.

Клинически воспаление проявляется покраснением, отеком, болью, локальным повышением температуры, нарушением функции поврежденного органа или ткани.

Центральную роль в развитии воспаления играют сосудистые реакции и клетки системы мононуклеарных фагоцитов: нейтрофилы, моноциты, базофилы, эозинофилы, макрофаги и тучные клетки. При повреждении клеток и тканей, кроме того, высвобождаются различные медиаторы — гистамин, серотонин, простагландины и лейкотриены, кинины, белки острой фазы, в том числе С-реактивный белок, и другие, которые играют важную роль в развитии воспалительных реакций.

Бактерии, проникшие в организм при его повреждении, и продукты их жизнедеятельности активируют свертывающую систему крови, систему комплемента и клетки макрофагально-мононуклеарной системы. Происходит образование сгустков крови, что предупреждает распространение возбудителей с кровью и лимфой и препятствует генерализации процесса. При активации системы комплемента образуется мембраноатакующий комплекс (МАК), который лизирует или опсонизирует микроорганизмы. Последнее усиливает способность фагоцитирующих клеток поглощать и переваривать микроорганизмы.

Характер течения и исход воспалительного процесса зависят от многих факторов: природы и интенсивности действия чужеродного агента, формы воспалительного процесса (альтеративное, экссудативное, пролиферативное воспаление), локализации, состояния иммунной системы и др. Если воспаление не завершается в течение нескольких дней, оно становится хроническим, и тогда развиваются иммунные реакции (иммунное воспаление) с участием макрофагов, В- и Т-лимфоцитов.

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 14.08.2019

источник

Особенности иммунологических показателей крови у крупного рогатого скота при хроническом инфекционном процессе

Эпидемическая обстановка по бруцеллезу в Российской Федерации продолжает оставаться напряженной. Выявляются новые неблагополучные пункты даже в ранее благополучных по бруцеллезу крупного рогатого скота субъектах РФ и сохраняется опасность заражения бруцеллезом как животных, так и человека. У возбудителя определяется до 15 поверхностных антигенных фракций, основным из которых является липополисахарид LPS. Структура антигена LPS у штаммов бруцелл образует шероховатые (R-LPS) и гладкие (S-LPS) колонии.

Читайте также:  Аллергическая диагностика бруцеллеза у крс

Иммунитет при бруцеллезе в основном клеточный и формируется как гиперчувствительность замедленного типа. Образование специфических иммуноглобулинов (Ig A, Ig M, Ig G) имеет определенную закономерность. Фагоцитоз бруцелл клетками макрофагальной системы носит незавершенный характер, угнетая адгезивные способности нейтрофилов и снижая показатели кислородозависимой системы бактерицидной активности. Способность бруцелл длительно выживать внутри фагоцита является основной причиной «несостоятельности» противобруцеллезных гуморальных факторов защиты. Полученные авторами результаты указывают на необходимость постоянного эпизоотологического и иммунологического наблюдения за заражением бруцеллезом животных и людей.

В настоящее время одним из основных направлений деятельности ветеринарных служб является эпизоотологический мониторинг как один из главных инструментов контроля и ликвидации особо опасных болезней животных. Повышенное внимание уделяется эпизоотической обстановке в регионах Российской Федерации с целью защиты населения, так как более 80 % инфекционных заболеваний являются общими для человека и животных.

В докладе Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию неоднократно выражалась озабоченность угрозой заноса антропозоонозных инфекций в благополучные регионы нашей страны (Москва, 14 июня 2017 года).

По данным Объединенного комитета экспертов ВОЗ до сих пор одним из социально значимых заболеваний является бруцеллез. Заболевание это широко распространено практически во всем мире, в том числе в таких развитых странах, как США, Франция, Канада, Австралия, Италия, Испания [4]. Эпидемическая обстановка по бруцеллезу в Российской Федерации в течение длительного времени остается напряженной и определяется сохраняющимися эпизоотиями бруцеллеза у сельскохозяйственных животных (мелкого и крупного рогатого скота), которые являются основными источниками инфекции для людей [6, 7, 23, 30].

Чаще всего бруцеллез регистрируется в регионах с высокой животноводческой ориентацией сельского хозяйства: в Карачаево-Черкесской Республике 58 неблагополучных пунктов по бруцеллезу крупного рогатого скота; в Республике Северная Осетия – Алания – 19; в Республике Дагестан – 16; в Ставропольском крае – 13; в Самарской области – 10. Последние годы выявляются новые неблагополучные пункты даже в ранее благополучных по этому заболеванию субъектах РФ [10].

Оздоровление хозяйств от бруцеллеза крупного рогатого скота проводится с использованием комплекса мероприятий, включающих выбраковку реагирующих животных и одновременное создание иммунной защиты с применением противобруцеллезных вакцин. Ежегодно в нашей стране вакцинируется и ревакцинируется против бруцеллеза 5,0 млн голов скота и свыше 20,0 млн голов сельскохозяйственных животных исследуется на бруцеллез с диагностической целью [5].

В Уральском регионе оздоровление племенных и товарных хозяйств от бруцеллеза велось на протяжении нескольких десятков лет, и сегодня Свердловская область благополучна по бруцеллезу сельскохозяйственных животных. Однако острой проблемой остаются внешние эпидемиологические и эпизоотологические риски, связанные с импортом в Свердловскую область в рамках Евразийского экономического сотрудничества животных и животноводческой продукции из республик Армения, Казахстан и Киргизия, являющихся эндемичными по бруцеллезу крупного и мелкого рогатого скота [3, 17, 30]. Кроме того, территориально Свердловская область граничит с неблагополучными по бруцеллезу животных областями и административными округами (рис. 1).

Рис. 1. Эпизоотическая ситуация по бруцеллезу сельскохозяйственных животных в Уральском федеральном округе в 2016–2017 гг. по данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации за 2017 г. [5]. Голубым цветом выделены неблагополучные по бруцеллезу сельскохозяйственных животных субъекты

Так, в 2016 г. Челябинская область являлась неблагополучной по бруцеллезу крупного и мелкого рогатого скота; Ханты-Мансийский автономный округ – по бруцеллезу крупного и мелкого рогатого скота и бруцеллезу оленей; Пермский край и Ямало-Ненецкий автономный округ – по бруцеллезу оленей [5, 23]. В настоящее время риск инфицирования как населения, так и сельскохозяйственных животных возбудителем бруцеллеза продолжает оставаться объективно высоким [12, 13, 28].

Несмотря на интенсивное изучение бруцеллеза, механизмы развития этого инфекционного заболевания остаются недостаточно выясненными и у человека, и у животных, что определяет необходимость более углубленного изучения его патогенеза и иммуногенеза.

Возбудители бруцеллеза – аэробные неподвижные внутриклеточные грамнегативные коккобациллы рода Brucella, по международной классификации состоящие из 9 самостоятельных видов: Вr. abortus (крупный рогатый скот, яки, буйволы); Вr. melitensis (овцы, козы); Br. suis (свиньи); Вr. canis (собаки); Br. ovis (овцы, бараны); Br. neotomae (крысы, мыши и другие грызуны); Br. ceti (китообразные); Br. pinnipedialis (ластоногие); Br. microti (полевка обыкновенная).

Бруцеллы характеризуются выраженным полиморфизмом: в одной биопробе обнаруживаются как кокки, так и удлиненные палочки (рис. 2).


Рис. 2. Возбудитель Brucella abortus крупного рогатого скота. Окраска по Граму [18]

У возбудителя определяется до 15 поверхностных антигенных фракций, в которых выделяют родовой антиген и видовые поверхностные антигены. Основным поверхностным антигеном, индуцирующим синтез антител, является липополисахарид LPS. Структуры поверхностного антигена LPS у штаммов бруцелл, образующих шероховатые (R-LPS) и гладкие (S-LPS) колонии, сходны между собой [6].

В природе в естественных условиях в основном встречаются бруцеллы в S-форме. Помимо этих типичных вариантов под воздействием неблагоприятных физических, химических и иммунобиологических факторов бруцеллы образуют измененные варианты – R, М (мукоидная) и МБВ (минус-вариант по поверхностному антигену бруцелл) формы.

К наиболее измененному варианту бруцелл относятся L-формы. Они имеют специфическую антигенную структуру и специфический метаболизм и принципиально отличаются от других форм, в том числе и от дегенерирующих МБФ-форм – последней стадии диссоциации бруцелл, когда еще сохраняется стенка микробной клетки. Степень диссоциации микробов определяется утратой их способности к агглютинации, т. е. утратой поверхностно-оболочечного S-антигена [6, 9, 14, 22].

Длительная персистенция L-форм бруцелл в организме и способность их к реверсии обуславливают хронически-рецидивирующее течение болезни. Инфицирование микроорганизмами L-формы ведет к формированию первично-латентной формы L-бруцеллезного инфекционного процесса. Так, Т. А. Макарова с соавторами (1975) обнаружила L-формы бруцелл через 19 лет после начала болезни. Нужно, однако, отметить, что, несмотря на достигнутые успехи в изучении L-форм бруцелл, многие их особенности требуют дальнейшего внимания исследователей [15, 20, 26].

Установлено, что бруцеллы продуцируют ферменты гиалуронидазу и нейраминидазу, которые разрушают мукополисахариды на поверхности эпителиальных клеток, что способствует проникновению возбудителей бруцеллеза через барьеры кожных покровов и слизистых оболочек респираторного и желудочно-кишечного тракта и половых путей [2, 14]. Прошедший через эпителиальный барьер возбудитель попадает в кровь и/или в лимфу, откуда мигрирует в близлежащий лимфоузел и/или в ретикулоэндотелий органов. Далее активизируется макрофагальная система, и в органах и тканях происходят диффузные изменения с очаговыми скоплениями лейкоцитарных клеток [12, 13, 29, 32].

Если вирулентность возбудителя и его доза относительно невелики, то при нормальном состоянии иммунной системы животного бруцеллы из организма элиминируются. Инфекционный процесс в этом случае прекращается в самой начальной своей стадии, а у животного формируется относительный иммунитет. Положительные серологические или аллергические реакции на бруцеллез «угасают» в течение 6 месяцев [1, 12, 14, 15].

Иммунитет при бруцеллезе в основном клеточный и формируется с развитием аллергических реакций, характерных для гиперчувствительности замедленного типа. В динамике образования специфических иммуноглобулинов, таких как Ig A, Ig M, Ig G, прослеживается определенная закономерность. Интенсивный синтез иммуноглобулинов и высокая сероконверсия специфических антител к бруцеллезу регистрируются в начальном периоде болезни. При хронизации инфекционного процесса отмечается снижение концентрации специфических иммуноглобулинов, и противобруцеллезные антитела выявляются в более низких титрах, чем в начале заболевания [12, 17, 20, 21, 31].

Изменения в интенсивности иммунного ответа происходят в результате нарушения индуцирования его гуморального звена. Фагоцитоз бруцелл клетками макрофагальной системы носит незавершенный характер (рис. 3).

Рис. 3. Особенности фагоцитоза при бруцеллезе крупного рогатого скота

В многочисленных исследованиях было показано, что одной из причин незавершенного фагоцитоза является угнетение адгезивной способности нейтрофилов и снижение у них показателей кислородозависимой системы бактерицидной активности [8, 11, 21, 24, 25, 27]. У больных бруцеллезом животных формируется антигенспецифическая депрессия фагоцитоза.

Способность бруцелл супрессировать основные функции бактерицидной системы макрофагальных клеток позволяет им не только длительно выживать внутри фагоцита, но и «укрываться» от бактерицидного действия лизоцима и комплемента плазмы крови. По мнению ряда авторов, антигенспецифическая депрессия фагоцитоза является основной причиной «несостоятельности» противобруцеллезных гуморальных факторов защиты [4, 12, 16, 17, 24].

Таким образом, патогенетические особенности бруцеллеза и определяют его особое положение среди других антропозоонозных инфекционных болезней. Во-первых, это заболевание высококонтагиозное в силу высокой инфицирующей способности бруцелл, что представляет большую угрозу для здоровья человека и животных. Во-вторых, устойчивость микроорганизмов к неспецифическим факторам защиты и их способность паразитировать в клетках иммунной системы приводят к развитию иммунопатологических состояний, при которых инактивирующая роль противобруцеллезных антител ничтожно мала.

Заключение
Бруцеллез представляет собой мировую проблему и для здравоохранения, и для животноводческой отрасли сельского хозяйства в целом и стоит на первом месте в ряду причин профессиональных заболеваний. Прямая или косвенная передача инфекции от зараженных животных человеку приводит к заболеванию, инвалидности и потере трудоспособности [4, 6, 7, 9, 23, 25, 28, 30].

В Российской Федерации достигнуты значительные успехи в борьбе с бруцеллезом животных. Однако в последние годы эпидемиологическая обстановка по бруцеллезу характеризуются как неустойчивая, отмечено ухудшение эпизоотологической ситуации по бруцеллезу крупного рогатого скота в регионах с развитым животноводством [5, 10]. Прогноз развития эпизоотической ситуации по бруцеллезу в современных экономических условиях в среднесрочной перспективе неблагоприятный [23, 30].

По данным Россельхознадзора, существует реальный риск широкого распространения бруцеллеза у сельскохозяйственных животных в субъектах Центрального и Приволжского федеральных округов [19, 23].

Аналитический обзор литературных данных выполнен в рамках направления 160 программы ФНИ государственных академий наук на 2013–2020 гг. по теме «Разработка теоретических основ для создания и внедрения программы мониторинга, диагностики, лечебно-профилактических и оздоровительных мероприятий по защите животных от эпизоотически значимых инфекционных болезней».

С. В. Малков, кандидат ветеринарных наук, старший научный сотрудник отдела экологии и незаразной патологии животных ФГБНУ «Уральский федеральный аграрный научно-исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук», Екатеринбург

Л. С. Ваганова, аспирант, младший научный сотрудник отдела экологии и незаразной патологии животных ФГБНУ «Уральский федеральный аграрный научно-исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук», Екатеринбург

источник

плода, в результате чего происходит аборт. При этом в около­ плодных водах, плаценте, тканях плода и послеродовых выде­ лениях содержится огромное количество возбудителя. Бруцеллы также длительно выделяются в окружающую среду с моло­ ком, мочой и испражнениями животных. У баранов при нали­ чии специфических орхитов бруцеллы длительно выделяются с семенной жидкостью. При неконтролируемом перемещении животных из пораженных бруцеллезом стад в здоровые бо­ лезнь распространяется на новые хозяйства и регионы.

Среди городского населения основной путь передачи воз­ будителя инфекции — алиментарный. Заражение происходит при употреблении молока, особенно козьего, не прошедшего термической обработки, а также продуктов, приготовленных из непастеризованного молока, в частности брынзы. Зараже­ ние при употреблении коровьего молока и продуктов, приго­ товленных из него, наблюдается реже. Возможно заражение при употреблении недостаточно термически обработанного мяса. В сельской ^местности и на предприятиях, обрабатываю­ щих сырьёНиГпродукты животноводства, основной механизм передачи инфекции — контактный. Заражение происходит в процессе ухода за животными, при родовспоможении, забое, стрижке и других работах, связанных со скотом, снятии шкур, разделке туш и т.д., т.е. заболеваемость носит профессиональ­ ный характер. При этом возбудитель попадает в организм че­ рез микротравмы кожи или заносится в рот грязными руками. Возможен также аспирационный механизм передачи.

Восприимчивость человека к бруцеллезу высокая, постинфекционный иммунитет выражен слабо и нё предохраняет от повторных заражений.

■ Патогенез. Возбудитель проникает в организм через кожу или слизистые оболочки пищеварительного тракта, реже дыха­ тельных путей и конъюнктив. В месте его внедрения каких-ли­ бо изменений не бывает. Возбудитель по лимфатическим сосу­ дам попадает в лимфатические узлы, затем в кровь, фагоцити­ руется макрофагами и нейтрофилами крови. При этом часть возбудителей погибает, освобождающийся при этом эндоток­ син вызывает характерные для бруцеллеза лихорадку, ознобы и поты. Фагоцитоз при бруцеллезе незавершенный, поэтому воз­ будитель токо\П ф 6ви разносится по всему организму и кон­ центрируется в органах, богатых макрофагальными элемента­ ми (печень, селезенка, лимфатические узлы, костный мозг). Бруцеллы оказывают на организм человека сенсибилизирую­ щее воздействие, развивается гиперчувствительность замед­ ленного типа (ГПЗТ). В связи с незавершенностью фагоцитоза в лимфатической и макрофагально-моноцитарной системе со­ здается депо возбудителя, из которого бруцеллы периодически поступают в кровь, что проявляется обострениями болезни, вовлечением в процесс новых органов и тканей. В связи с на­

личием ГПЗТ в соединительнотканных образованиях возника­ ют специфические гранулемы, что клинически проявляется поражением опорно-двигательного аппарата, формированием целлюлитов и фиброзитов. Склонность к рецидивирующему хроническому течению болезни в значительной степени обу­ словлена внутриклеточной локализацией возбудителя и его способностью к L-трансформации. Тем не менее в конечном итоге благодаря активации неспецифических факторов защ и­ ты, прежде всего фагоцитоза, организм освобождается от воз­ будителя. Специфический иммунитет неэффективен и не предотвращает повторное заражение, хотя специфические ан­ титела и особенно состояние специфической ГПЗТ сохраня­ ются в течение нескольких лет.

Читайте также:  Актриса умерла от бруцеллез

■ Патоморфология. Патоморфологические изменения зави­ сят от стадии болезни. В остром периоде обнаруживаются ги­ перплазия ретикулоэндотелиальных элементов в лимфатиче­ ских узлах, селезенке, печени, продуктивный тромбоваскулит. В последующем в указанных органах, а также в костном мозге происходит формирование специфических воспалительных гранулем, нередко с некрозом в центре. В хронической стадии болезни специфические гранулемы выявляются в различных органах, отмечаются очаги размягчения мозга, пролиферация соединительной ткани в селезенке и печени, очаги деструкции

в костях, артриты, периоститы, орхиты, эпидидимиты. Летальные исходы при бруцеллезе очень редки. Они могут

наблюдаться при септическом течении острого бруцеллеза. При рецидивирующем или хроническом течении болезни они связаны с поражением ЦНС или сердца (эндокардит).

■ Клиническая картина. Для бруцеллеза характерно многообразие клинических проявлений как по стелени выраженной сти симптомов, их частоте, так и по срокам возникновения, чтозатрудняет клиническую классификацию болезни. Выделя- ю ^острый бруцеллез, при кртором на первый план выступают общие симптомы болезни, ^острый рецидивирующий бруцеллез,

при котором общие симптомы сочетаются с органными пора­ жениями^ хронический активный бруцеллез, при котором доми­ нируют органные поражения. Под/ хроническим неактивным бруцеллезом понимают состояние длительной ремиссии, после чего возможны новые обострения процесса. Выздоровление может наступить в каждом периоде болезни; оно может быть полным или могут сохраняться стойкие поражения отдельных органов и систем. В этих случаях диагностируетс^езиф’аль«ь/и

Инкубационный период при бруцеллезе длится от 1 нед до нескольких месяцев. Начало болезни постепенное или подострое, у детей может быть острое. На фоне небольшого недо­ могания появляетсд^шхорадка, которая в течение нескольких дней достигает 39—40°€ . Длительность лихорадки колеблется

от 3—7 сут до 3—4 нед и более. Температурная кривая обычно ремиттирующего типа, часто волнообразная, но может быть и неправильной, постоянного типа, субфебрильной. Характер­ ны выраженные многократные колебания температуры тела в течение суток, озноб различной интенсивности, резко выра­ женная потливость, четко не связанная с изменениями темпе­ ратуры тела. Отличительной особенностью бруцеллеза являет­ ся ола&ая выраженность интоксикационного синдрома, по­ этому больные в первые дни болезни часто сохраняют работо­ способность даже при высокой температуре тела и не обраща­ ются к врачу. С куднрсть объективной симптоматики часто не вызывает подозрения на наличие бруцеллеза. При осмотре от­ мечают рледность кожных покровов, мщрополиаденопатию , иногда увеличение печени и селезенки. Даже без лечения бо­ лезнь может закончиться выздоровлением, но чаще она пере­ ходит в следующую фазу А/острого рецидивирующего бруцелле­ за. После периода благополучия, длящегося от нескольких дней до 1,5 «мес, появляются! повторные лихорадочные при­ ступы различной продолжительности, как правило, до 1 нед. Число приступов может достигать 3—7, промежутки между ними имеют различную продолжительность. Помимо лихо­ радки во время приступов наблюдаются \артралгий, миалгии, невралгии и локальные поражения опорно-двигательного ап­ парата, Половьгх Органов, нервной и сердечно-сосудистой си- «тггем; реже, при аэрогенном заражении, — органов дыхания. На высоте лихорадки больные эйфоричны, при нормальной температуре тела, напротив, угнетены, адинамичны, их беспо­ коят мышечная слабость, боли в мышцах, костях, суставах, т.е. самочувствие хуже, чем при повышенной температуре тела. В этом периоде появляются поражения опорно-двига­ тельного аппарата — синовиты, бурситы » тендовагиниты, арт­ риты. Чаще поражаются крупные составы. Отмечают боли при движении7 отечность и гиперемию в области суставов, возможен выпот в сустав. Поражения имеют рецидивирую­ щий характер и становятся более стойкими. Возможны также периоститы, перихондриты.

У мужчин могут развиться орхит, эпидидимит, у женщин прй

ртгнйих сроках беременности возможен выкидыш. На­ блюдается развитие инфекционно-аллергического миокарди­ ту, в редких случаях — эндокардита. Характерны относитель­ ная брадикардия при высокой температуре тела и умеренная тахикардия — при нормальной, артериальная гипотензия. При аспирационном заражении возникают тонзиллит, фарин­ гит, бронхит, редко пневмония.

Аппетит, как правило, снижен, стул с наклонностью к за­ порам Г язык обложен, чаще, чем в начале болезни, выявляет­ ся гепатолиенальный синдром. Нарастают изменения со сто­ рон ы нервной сист^мыТ ГГомимо нарушения сна, наличия го­

ловных болей, характерны раздражительность, эмоциональ­ ная лабильность. В тяжелых’случаях возможны психические нарушения (депрессия, делириозный синдром), явления менингизма и менингит, обычно серозный.

При исследовании VpoBH обнаруживают лейкопению, лимфоцитоз, увеличение СОЭ.

Острый рецивирующий бруцеллез без четкой грани перехо­ дит в Иронический активный , формальной «гранью» служит срок 6 мес от начала болезни, но трактовка диагноза опреде­ ляется прежде всего клинической картиной болезни, в кото­ рой дошшируют очаговые поражения, прежде всего опорно­ двигательного аппарата. Поражения суставов принимают боЗГбе стойкий характер, длятся неделями и месяцами, в процесс Вовлекается периартикулярная ткань. При повторном вовле­ чении суставов изменяются внутрисуставные поверхности, мениски, хрящи, происходят сужение суставной щели и ее заращ ение.» Поражаются преимущественно крупные суставы: коленные, тазобедренные, а также крестцово-подвздошные и межпозвоночные сочленения. Отмечают упорные боли, ско­ ванность, ограничение объема движений, деформацию. В подкожной клетчатке, фасциях вблизи суставов, в области пОйгсницы и крестца появляются болезненные узелки разме­ ром до лесного ореха — цщ дадиты и фиброзиты.

Поражения нервной системы многообразны и проявляются развитием невритов, плекситов, радикулитов, которые имеют упорный рецивирующий характер.

Выявляют и очаговые симптомы со стороны половых орга­ нов, у мужчин — орхит, эпидидимит, снижение потенции й бесплодие, у женщин — сальпингит, офорит, эндометрит, дисменорею, бесплодие.

В то же время общее состояние нарушается только в период появления свежих очаговых поражений. Тогда возможны суб­ фебрилитет и недомогание. Через 2—3 года проявления ак­ тивного инфекционного процесса полностью прекращаются, болезнь переходит в неактивную фазу, но сохраняются поло­ жительные серологические тесты и проба Бюрне.

Резидуальный бруцеллез характеризуется стойкими необрати­ мыми изменениями со стороны опорно-двигательного аппа­ рата: деформация и анкилоз суставов, контрактуры, атрофия мышц. Развивается стой_кий__П£ихооргаиический синдром. Следует подчеркнуть, что даже без лечения подобные небла­ гоприятные исходы наблюдают нечасто, в основном у лиц, перенесших козье-овечий бруцеллез.

■ Диагноз и дифференциальный диагноз. Подозрение на бру­ целлез возникает при наличии лихорадки неправильного типа, сочетающейся с ознобами и выраженной потливостью, болями в суставах. Для подтверждения диагноза важное значение име­ ют эпидемиологические данные: употребление молока, молоч­

ных и мясных продуктов, не прошедших пастеризацию и тер­ мическую обработку, профессиональный контакт с животны­ ми, сырьем животноводчества, участие в забое скота, наличие бруцеллеза в данной местности. Бактериологически при острых формах болезни диагноз может быть подтвержден у большинства больных, однако на практике этот метод не при­ меняются, так как исследования проводят только в специально оборудованных лабораториях. Поэтому на практике применя­ ют серологические и аллергологические методы. Для выявле­ ния лиц, подлежащих обследованию на бруцеллез, используют экспресс-метод — реакцию агглютинации на стекле (реакция Хедцлсона). Результаты дополняют постановкой развернутой реакции агглютинации — реакции Райта, которая становится положительной со 2—3-й недели болезни. Реже используют РНГА, РСК, ИФА и реакцию Кумбса для выявления неполных антител. В эти же сроки, а иногда и ранее становится положи­ тельной внутрикожная аллергическая проба Бюрне. При по­ становке пробы строго внутрикожно в среднюю часть ладон­ ной поверхности предплечья вводят 0,1 мл бруцеллина — фильтрата 3-недельной культуры бруцелл. Учет реакции про­ изводят через 24 и 48 ч по диаметру отека (не менее 3 см). П о­ становку пробы следует производить после забора крови для серологических исследований, так как введение бруцеллина может вызвать образование специфических антител. При оценке результатов исследований следует уточнить данные о возможном перенесении бруцеллеза или вакцинации против него в прошлом.

Дифференциальную диагностику бруцеллеза до появления очаговых поражений, прежде всего опорно-двигательного ап­ парата, проводят с широким кругом заболеваний (грипп, ОРВИ, брюшной тиф, Ку-лихорадка, иерсиниозы, орнитоз, лептоспироз), а также с милиарным туберкулезом, сепсисом, инфекционным эндокардитом, в более поздние сроки — с ревматизмом, ревматоидным артритом, другими заболевания­ ми опорно-двигательного аппарата.

■ Лечение. Госпитализацию производят по клиническим показаниям^ Больные не нуждаются в особой диете и режиме. При уостром ) бруцеллезе основу лечения составляет этиотропная терапия, которую также используют при хроническом бру­ целлезе при наличии признаков активности инфекционного процесса (лихорадка, свржие очаговьщ поражения). Наиболее эффективно применение тетрациклина!в дозе 0,5 г 4 раза в сут­ ки шш’ДоксицИ1а1Ина\поТ),1 г однократно в течение 3—6 нед в сочетании со стрептомицином по 1,0 г 2 раза в сутки внутри­ мышечно в течение 2 нед. При этом полный эффект достигает­ ся в подавляющем большинстве случаев. Эффективна также комбинация \бисептола или его аналогов в дозе 6 таблеток в сутки с рифампицином в суточной дозе 0,9 г в течение 4 нед.

При наличие болевого синдрома), обусловленного поражением опорно-двигаТШ>’ного аппарата и периферической нервной системы, применяют нестероидные противовоспалительные препараты (индометацйй, диклофенак, ибупрофен, фенилбутазон и др.), а также салицилаты, делагил и др. В отдельных случаях при неэффективности других средств используют кор­ тикостероиды, в частности преднизолон по 40—60 мг в сутки со снижением дозы после получения клинического эффекта, общая продолжительность курса 2—3 нед. Ш ироко применяют физиотерапевтические процедуры (согревающие компрессы, парафиновые аппликации, озокерит, ультразвук, электрофорез новокаина, гидрокортизона, салицилата натрия). Хороший эффект дают методы рефлексотерапии, массаж, лечебная физ­ культура. Применявшаяся ранее лечебная вакцина в настоя­ щее время не используется в связи с ее сенсибилизирующем действием. В то же время показаны иммуномодуляторы, в ча­ стности иммунофан.

При хроническом неактивном и резидуальном бруцеллезе широко применяют санаторно-курортное лечение. Для преду­ преждения рецидивов болезни за перенесшими острый бру­ целлез устанавливают наблюдение, проводят лечение сопутст­ вующих болезней, профилактику повторных заражений.

■ Прогноз. При нерациональной терапии хронический бру­ целлез может привести к стойкой утрате трудоспособности в результате поражения опорно-двигательного аппарата и нерв­ ной системы.

■ Профилактика. Главным направлением является профилак­ тика бруцеллеза у сельскохозяйственных животных: проведение комплекса мероприятий по предупреждению заноса бруцеллеза в благополучные хозяйства, систематическое обследование живот­ ных в неблагополучных хозяйствах, выбраковка больных живот­ ных, проведение вакцинации. Важное значение имеют гигиени­ ческое содержание помещений, в которых находятся животные, обработка их дезинфицирующими препаратами. Для профилак­ тики заражения людей используют спецодежду при уходе за жи­ вотными, проводят систематическое обследование лиц, имею­ щих контакт с животными и животноводческим сырьем. Обяза­ тельны пастеризация молока, выдерживание брынзы не менее 2 мес и твердых сыров — 3 мес. По показаниям в неблагополуч­

ных районах осуществляют вакцинацию населения.

Туляремия — острая зоонозная природно-очаговая инфек­ ционная болезнь с многообразными путями передачи возбу­ дителя, которая характеризуется лихорадкой, интоксика­ цией и поражением лимфатических узлов.

■ История и распространение. Туляремия впервые описана в

1837 г. японскими врачами. В 1925 г. X.Oxapa (Ch.Ochara) выде­ лил ее возбудителя. Еще ранее, в 1911 г., Дж.Маккой (G.MacCoy) и Х.Чепин (Ch.Chapin) выделили возбудителя чумоподобной ли­ хорадки сусликов (земляных белок) в районе озера Туляре (граф­ ство Туляре, штат Калифорния, США) и назвали его Bact. tularense. В дальнейшем она была переименована в «Francisella tularensis», в честь Е.Френсиса (Е.Francis), который установил иден­ тичность двух микроорганизмов и предложил название «туляре­ мия» для обозначения вызванной ими болезни. На территории РФ туляремия впервые была зарегистрирована в 1926 г. Туляре­ мия относится к распространенным инфекционным болезням и встречается в виде как отдельных спорадических случаев, так и эпидемических вспышек. Природные очаги туляремии имеются в странах Западной и Восточной Европы, в Азии, Северной Аме­ рике. На территории РФ обширные очаги имеются в европей­ ской части и в Западной Сибири.

■ Этиология. Возбудитель — Francisella tularensis — мелкая коккоподобная неподвижная грамотрицательная палочка, рас­ тущая только на сложных питательных средах. Она устойчива в окружающей среде и до нескольких месяцев может сохранять­ ся в воде, почве, сене, зерне, на шкурах животных, а также в молоке. В то же время она очень чувствительна к солнечному свету, ультрафиолетовым лучам, высокой температуре и дейст­ вию дезинфицирующих средств. Основным фактором патоген­ ности является эндотоксин.

■ Эпидемиология. Резервуаром возбудителя в природе явля­ ются многие виды позвоночных животных и клещей, особенно иксодовых. Для человека основные источники инфекции — водяные крысы, ондатры, обыкновенная полевка, некоторые виды песчанок, домовая мышь, а также зайцы. Переносчиками могут быть различные кровососущие насекомые (комары, слепни, клещи, мухи-жигалки). Важным фактором передачи служит вода, загрязненная выделениями грызунов.

В организм человека возбудитель проникает через микро­ травмы кожи, слизистую оболочку миндалин, ротоглотки, ды ­ хательных путей, глаз. Различают 4 пути передачи: контакт­ ный — при соприкосновении с инфицированными грызунами (разделка туш, снятие шкурок) и водой; алиментарный — при употреблении мяса больных кроликов, зайцев, необеззараженной воды из открытых водоемов и продуктов, контаминированных выделениями инфицированных грызунов; аспирационный — при вдыхании пыли, содержащей возбудителя, во время веяния и обмолота зерна, скирдования сена и соло­ мы и трансмиссивный, при укусе кровососущими членисто­ ногими.

Читайте также:  Актриса которая болела бруцеллезом

Болеют преимущественно сельские жители и горожане, жи­ вущие на окраине городов или при выезде на отдых (рыбалка,

охота, купание). Восприимчивость почти 100 %, после пере­ несенной болезни остается стойкий иммунитет. Больной эпи­ демиологической опасности не представляет.

■ Патогенез. При проникновении возбудителя трансмис­ сивным путем в кожу, алиментарным или водным путем в миндалины или воздушно-пылевым в легкие или на конъюнк­ тиву возбудитель размножается в месте входных ворот, вызы­ вая некротически-воспалительную реакцию с развитием, соот­ ветственно, на коже — язвы, на миндалинах — некротической ангины, в легких — очаговой некротической пневмонии, на конъюнктиве — конъюнктивита. При контактном пути зара­ жения изменения в месте внедрения возбудителя отсутствуют, и возбудитель попадает в регионарные лимфатические узлы, которые поражаются при всех формах болезни, кроме генера­ лизованной. В связи с незавершенным фагоцитозом в лимфа­ тических узлах возбудитель размножается, вызывая местный воспалительный процесс с формированием первичного бубо­ на. В ряде случаев возбудитель преодолевает лимфатический барьер и распространяется гематогенно, вызывая поражения других групп лимфатических узлов и формирование вторичных бубонов, а также поражение внутренних органов. Гибель воз­ будителя и освобождение эндотоксина приводит к развитию интоксикации. Существенную роль в развитии болезни играет специфическая сенсибилизация организма.

■ Патоморфология. В лимфатических узлах обнаруживается картина острого лимфаденита с гиперплазией лимфоидной ткани, в первичных бубонах — нередко очаги некроза с на­ гноением. Сходные изменения бывают и в селезенке, но без нагноения. Для туляремии характерно образование в лимфати­ ческих узлах, селезенке, печени, реже в других органах специ­ фических гранулем, состоящих преимущественно из эпителиоидных клеток. Гранулемы часто подвергаются некрозу и на­ гноению. Летальные исходы наблюдаются очень редко.

■ Клиническая картина. Инкубационный период от несколь­ ких часов до 3 нед, чаще 3—7 дней. В зависимости от пути зара­ жения и входных ворот развиваются различные клинические формы болезни. При контактном заражении через кожу возника­ ет бубонная форма, при трансмиссивном — язвенно-бубонная, прй пероральном — ангинозно-бубонная или абдоминальная, при воздушно-пылевом — бронхопульмональная или глазб-бу- бонная.

Вне зависимости от клинической формы болезнь начинает­ ся остро, с озноба, симптомов интоксикации. Температура тела в течение нескольких часов повышается до 38—40^С и в дальнейшем приобретает ремиттирующий характер. Постоян­ ны сильная головная боль, миалгии, слабость. Лицо гипере-

мировано, одутловатое, склеры и конъюнктивы инъецировав ны. Язык обложен. Через несколько дней после начала болез­

ни увеличиваются селезенка и печень* В разгаре болезни при исследовании крови выявляют тенденцию к лейкопении, лимфомоноцитоз, умеренное увеличение СОЭ, а при нагное­ нии бубонов возможен нейтрофильный лейкоцитоз со сдви­ гом влево. Продолжительность лихорадочного периода от 5— 7 дней до 1 мес, иногда больше. На фоне этих проявлений бо­ лезни развиваются симптомы, свойственные отдельным фор­ мам болезни.

При бубонной форме чаще всего формируются аксиллярные, реже — паховые или шейные бубоны. На 2—3-й день болезни в области формирующегося бубона появляется умеренная бо­ лезненность. В последующие дни пораженный лимфатиче­ ский узел постепенно увеличивается в размере, достигая от 2—3 до 10 см в диаметре, отчетливо контурируется, кожа над ним не изменена. Чаще с конца 2-й недели бубон начинает уменьшаться в размере и постепенно полностью рассасывает­ ся или уплотняется и склерозируется. Реже наблюдают нагно­ ение бубона, нередко в поздние сроки болезни, когда общие проявления стихают. При этом бубон спаивается с кожей, по­ является флюктуация, и через несколько дней бубон вскрыва­ ется, образуется свищ, из которого выделяется густой светлый гной, содержащий возбудителя. Заживление происходит мед­ ленно с образованием рубца. Возможно формирование вто­ ричных бубонов, размеры которых значительно меньше, они не нагнаиваются и полностью рассасываются.

При язвенно-бубонной форме в месте внедрения возбудителя формируется первичный аффект. Сначала появляется папула, которая быстро заполняется серозно-гнойным содержимым, превращаясь в пустулу, после вскрытия которой, обычно ко времени появления лихорадки, образуется правильной формы язва диаметром до 10 мм, покрытая темным струпом. Первич­ ный аффект почти безболезнен, поэтому больные часто не фиксируют на нем внимание. Заживление язвы происходит на протяжении нескольких недель. После отпадения струпа остается атрофический пигментированный рубец. Первичный аффект часто связан с регионарным бубоном красной дорож­ кой лимфангита.

Глазобубонная форма характеризуется картиной односторон­ него конъюнктивита, сопровождающегося резким отеком век, наличием слизисто-гнойного отделяемого. На слизистой обо­ лочке век обнаруживаются воспалительные очаги в виде узел­ ков желтоватого цвета, возможен дакриоцистит. Зрение не страдает. Регионарный бубон расположен в околоушной, пе­ реднешейной или поднижнечелюстной области.

‘V Ангинозно-бубонная форма сопровождается умеренными бо­ лями в горле при глотании. Процесс, как правило, односто­ ронний. На пораженной миндалине появляются островчатые налеты, которые сливаются между собой. Они расположены в

глубине ткани миндалины и покрывают язвенно-некротиче- скую поверхность. Сформировавшиеся язвочки заживают в течение месяца. Гиперемия и отечность миндалины и окружа­ ющих тканей выражены слабо. Бубон чаще располагается в поднижнечелюстной области.

Абдоминальная форма наблюдается редко. Она характеризу­ ется выраженной лихорадкой и интоксикацией, которые со­ четаются с болями в животе, чаще приступообразными, ино­ гда симптомами раздражения брюшины. Развитие этой фор­ мы болезни обусловлено поражением мезентериальных лим­ фатических узлов, которые у худощавых пациентов иногда определяются при пальпации живота.

Легочная форма туляремии протекает с поражением паратрахеальных, медиастинальных, бронхиальных и прикорневых лимфатических узлов.

Бронхитический вариант протекает доброкачественно, длится 7—10 дней, сопровождается сухим кашлем. Аускультативно на фоне жесткого дыхания выслушиваются сухие хри­ пы. Напротив, пневмонический вариант характеризуется тя­ желым и длительным течением. На фоне выраженной инток­ сикации отмечают одышку, нередко продуктивный кашель, выслушивают мелкопузырчатые хрипы. Рентгенологически определяют мелкоили крупноочаговую пневмонию, увели­ чение лимфатических узлов корней легких. Туляремийные пневмонии склонны к деструкции, абсцедированию, рециди­ вирующему течению. Эту форму болезни следует отличать от вторичных пневмоний, которые могут возникнуть как ослож­ нение при других формах болезни.

Редко наблюдается генерализованная форма у ослабленных лиц, при которой в отличие от других форм не наблюдается поражения лимфатических узлов. Эта форма характеризуется высокой, часто волнообразной лихорадкой длительностью до _ 3 нед и более, резко выраженной интоксикацией, поражени­ ем нервной и сердечно-сосудистой системы, гепатолиенальным синдромом, высыпаниями на коже. Течение болезни ча­ сто осложняется вторичной пневмонией, менингитом, мио­ кардитом.

■ Диагноз и дифференциальный диагноз. Диагноз туляремии устанавливают на основании клинико-эпидемиологических данных. Из клинических проявлений болезни наибольшую диагностическую ценность имеет сочетание лихорадки и ин ­ токсикации с развитием бубонов, наличие первичного аффек­ та. Из эпидемиологических данных имеют значение связь раз­ вития болезни с работой на покосе, молотьбе, с купанием, рыбной ловлей, охотой, разделкой туш, снятием шкур и т.д. Для лабораторного подтверждения диагноза используют серо­ логические реакции (реакцию агглютинации, иммунофлюо­ ресценции, пассивной гемагглютинации). Они становятся по­

источник

Факторы неспецифической резистентности (защиты), которые обеспечивают неселективный характер ответа на антиген и являются наиболее стабильной формой невосприимчивости, обусловлены врожденными биологическими особенностями вида. Они реагируют на чужеродный агент стереотипно и независимо от его природы. Основные механизмы неспецифической защиты формируются под контролем генома в процессе развития организма и связаны с естественно-физиологическими реакциями широкого спектра — механическими, химическими и биологическими.

Среди факторов неспецифической резистентности выделяют:

ареактивность клеток макроорганизма к патогенным микроорганизмам и токсинам, обусловленную генотипом и связанную с отсутствием на поверхности таких клеток рецепторов для адгезии патогенного агента;

барьерную функцию кожи и слизистых оболочек, которая обеспечивается отторжением клеток эпителия кожи и активными движениями ресничек мерцательного эпителия слизистых оболочек. Кроме того, она обусловлена выделением экзосекретов потовых и сальных желез кожи, специфических ингибиторов, лизоцима, кислой средой желудочного содержимого и другими агентами. Биологические факторы защиты на этом уровне обусловлены губительным воздействием нормальной микрофлоры кожи и слизистых покровов на патогенные микроорганизмы;

температурную реакцию, при которой прекращается размножение большинства патогенных бактерий. Так, например, устойчивость кур к возбудителю сибирской язвы (В. anthracis) обусловлена тем, что температура их тела находится в пределах 41—42 °С, при которой бактерии не способны к самовоспроизводству;

клеточные и гуморальные факторы организма.

В случае проникновения патогенов в организм включаются гуморальные факторы, к которым относятся белки системы комплемента, пропердин, лизины, фибронектин, система цитокинов (интерлейкины, интерфероны и др.). Развиваются сосудистые реакции в виде быстрого локального отека в очаге повреждения, что задерживает микроорганизмы и не пропускает их во внутреннюю среду. В крови появляются белки острой фазы — С-реактивный протеин и маннансвязывающий лектин, которые обладают способностью взаимодействовать с бактериями и другими возбудителями. В этом случае усиливаются их захват и поглощение фагоцитирующими клетками, т. е. происходит опсонизация патогенов, а эти гуморальные факторы играют роль опсонинов.

К клеточным факторам неспецифической защиты относятся тучные клетки, лейкоциты, макрофаги, естественные (натуральные) киллерные клетки (NK-клетки, от англ. «natural killer»).

Тучные клетки — это большие тканевые клетки, в которых находятся цитоплазматические гранулы, содержащие гепарин и биологически активные вещества типа гистамина, серотонина. При дегрануляции тучные клетки выделяют особые вещества, являющиеся медиаторами воспалительных процессов (лейкотриены и ряд цитокинов). Медиаторы повышают проницаемость сосудистых стенок, что позволяет комплементу и клеткам выходить в ткани очага поражения. Все это сдерживает проникновение патогенов во внутреннюю среду организма. NK-клетки представляют собой крупные лимфоциты, не имеющие маркеров Т- или В-клеток и способные спонтанно, без предварительного контакта убивать опухолевые и вирусинфицированные клетки. В периферической крови на их долю приходится до 10 % от всех мононуклеарных клеток. NK-клетки локализованы главным образом в печени, красной пульпе селезенки, слизистых оболочках.

Лейкоциты содержат мощные бактерицидные факторы и обеспечивают первичный или доиммунный фагоцитоз микробных клеток. Такие лейкоциты называют фагоцитами (фагоцитирующими клетками). Они представлены моноцитами, полиморфно-ядерными нейтрофилами и макрофагами.

Фагоцитоз — биологическое явление, основанное на узнавании, захвате, поглощении и переработке чужеродных веществ эукариотической клеткой. Объектами для фагоцитоза являются микроорганизмы, собственные отмирающие клетки организма, синтетические частицы и др. Фагоцитами являются полиморфно-ядерные лейкоциты (нейтрофилы, эозинофилы, базофилы), моноциты и фиксированные макрофаги — альвеолярные, перитонеальные, купферовские клетки, дендритные клетки селезенки и лимфатических узлов, клетки Лангерганса и др.

В процессе фагоцитоза (от греч. phago — пожираю, cytos — клетки) различают несколько стадий (рис. 15.1)

• приближение фагоцита к чужеродному корпускулярному объекту (клетке); хемотаксис

• адсорбция объекта на поверхности фагоцита; адгезия

• поглощение объекта;

• разрушение фагоцитированного объекта. переваривание

Первая фаза фагоцитоза осуществляется за счет положительного хемотаксиса.

Адсорбция происходит путем связывания чужеродного объекта рецепторами фагоцита.

Третья фаза осуществляется следующим образом.

Фагоцит обхватывает адсорбированный объект своей наружной мембраной и втягивает (инвагинирует) его внутрь клетки. Здесь образуется фагосома, которая затем сливается с лизосомами фагоцита. Формируется фаголизосома. Лизосомы представляют собой специфические гранулы, содержащие бактерицидные ферменты (лизоцим, кислые гидролазы и др.).

Специальные ферменты участвуют в образовании активных свободных радикалов О2 и Н2О2.

На заключительном этапе фагоцитоза происходит лизис поглощенных объектов до низкомолекулярных соединений.

Такой фагоцитоз протекает без участия специфических гуморальных факторов защиты и получил название доиммунного (первичного) фагоцитоза. Именно этот вариант фагоцитоза впервые описан И. И. Мечниковым (1883) как фактор неспецифической защиты организма.

Результатом фагоцитоза является либо гибель чужеродных клеток (завершенный фагоцитоз), либо выживание и размножение захваченных клеток (незавершенный фагоцитоз). Незавершенный фагоцитоз представляет собой один из механизмов длительной персистенции (переживания) патогенных агентов в макроорганизме и хронизации инфекционных процессов. Такой фагоцитоз чаще протекает в нейтрофилах и завершается их гибелью. Незавершенный фагоцитоз выявлен при туберкулезе, бруцеллезе, гонорее, иерсиниозах и других инфекционных процессах.

Повышение скорости и эффективности фагоцитарной реакции возможно при участии неспецифических и специфических гуморальных белков, которые получили название опсонинов. К ним относят белки системы комплемента СЗb и С4b, белки острой фазы, IgG, IgM и др. Опсонины имеют химическое сродство к некоторым компонентам клеточной стенки микроорганизмов, связываются с ними, а затем такие комплексы легко фагоцитируются потому, что фагоциты имеют специальные рецепторы для молекул опсонинов. Кооперация различных опсонинов сыворотки крови и фагоцитов составляет опсонофагоцитарную систему организма. Оценку опсонической активности сыворотки крови проводят путем определения опсонического индекса или опсонофагоцитарного индекса, которые характеризуют влияние опсонинов на поглощение или лизис микроорганизмов фагоцитами. Фагоцитоз, в котором принимают участие специфические (IgG, IgM) белки-опсонины, называют иммунным.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

источник